BEL ENG DEU FRA

"Самый главный подарок – это сердце". Интервью с о.Андреем Лемешонком про фестиваль "Радость"

 
 
  
21 МАРТА 2018 (Среда) 14:51:50
В преддверии международного пасхального фестиваля "Радость", который пройдет в Минске с 22 марта по 1 апреля, с  духовником Свято-Елисаветинского монастыря, который выступил организатором этого крупнейшего предпасхального мероприятия белорусской столицы, протоиереем Андреем Лемешонком пообщался корреспондент Sobor.by, руководитель Восточно-Европейского бюро православного телеканала "Союз" Артём Махакеев.

- Отец Андрей, в минском Дворце искусств на улице Козлова с 22 марта по 1 апреля, по Вербное воскресение, по благословению митрополита Минского и Заславского Павла, Патриаршего Экзарха всея Беларуси состоится международный фестиваль "Радость", пасхальный фестиваль. Можно ли воспринимать само название этого фестиваля как Ваш призыв к минчанам, к гостям выставки? К какой радости призываете, в таком случае?

- Кто может вместить, тот вместит. У каждого сегодня своя жизнь, свои радости и понимание радости, и путь к радости. Все-таки человек не может все время плакать, человек не может все время находиться в тревожном беспокойном состоянии. Ему нужен мир, внутренний мир. Не каждый, наверное, сейчас готов войти в свое сердце и пытаться за этот мир бороться. Поэтому на выставку будут приходить разные люди, с разными потребностями и с разным пониманием радости. Но хотелось бы, чтобы их желания, надежды оправдались.

Одна радость у человека, который пытается уже молиться за весь мир – какой-нибудь монах-отшельник. Другая радость у людей семейных, которые хотят, в общем-то, устроить праздник, привести детей своих на эту выставку, что-то приобрести, что будет их тоже радовать. Эта выставка – она для всех, и хотелось бы, чтобы каждый нашел на этой выставке свою радость.

Хотелось бы, чтобы это была не просто выставка-продажа, чтобы это было все-таки глубже: чтобы на выставке были какие-то встречи, мероприятия, которые бы что-то человеку дали в развитии его. Потому что все мы развиваемся, только иногда не в ту сторону развиваемся. Поэтому хотелось бы, чтобы все, кто побывает на этой выставке, почувствовали, что те, кто ее устраивают, вложили всё своё сердце. Это очень важно, потому что много мероприятий, которые проводятся формально – надо провести мероприятие, нужно устроить выставку, чтобы кто-то что-то купил, приобрел, продал, заплатил и хорошо. Есть прибыль - нет прибыли...

Мы все-таки изменили наш формат. Был "кирмаш" (ярмарка): "Вербный кирмаш", "Рождественский кирмаш". Это было связано с тем, что люди, которые приезжают из монастырей, из церквей – это ремесленники, которые предлагают свою продукцию. И это было востребовано, и люди ждали. Но мы понимаем, что так как это проводит Церковь, так как за это взялся наш монастырь, то мы хотели бы это все углубить. Хотелось бы, чтобы все было красиво, чтобы была культурная, просветительская программа, чтобы действительно радость, которая человека коснется на этой выставке, чтобы она была не скоротечная, чтобы она осталась в человеке, чтобы что-то запомнилось, чтобы душа что-то приобрела. Не только, чтобы это было для тела, но и для души.

Это очень трудно, потому что человек зашел в храм, чуть-чуть успокоился, как-то немножко вздохнул свободнее, прикоснулся к красоте...Это очень важно для человека, чтобы были такие островки любви, островки света! Но не для этого человек приходит в храм. Сказать человеку, что ты пришел в храм для того, чтобы умереть и воскреснуть, человек этого не поймет – зачем мне умирать? Но без смерти нет воскресения... Поэтому Церковь должна воспитывать, учить людей, чтобы они не обманывали себя, чтобы подделки, которыми живет этот временный мир, не становились во главу угла жизни человека, чтобы человек все-таки находил настоящие ценности, настоящую красоту. А сейчас это очень трудно, потому что так всего много, так все блестит, так все гремит. И мы все – и люди, которые живут в Церкви, и служат в Церкви, и те люди, кто еще на пути к Церкви, кто еще где-то далеко от Церкви – мы хотим развиваться, мы хотим найти смысл и полноту той жизни, где мы бы уже сказали, что мы не временны в этом мире.

Да, столько много ширпотреба, он дешевый – это одноразовое. Раньше часы передавались из поколения в поколение. Вещи – они делались на века. Отношения людей: если брак, то брак. И люди воспитывали детей, у людей было понимание, что дедушки, прабабушки, они верны друг другу, и это традиция. Сейчас все не так. К сожалению, все разрушается.

И поэтому мы старались, чтобы это (фестиваль "Радость" - прим. Ред.) было не просто мероприятие внешнее, какое-то событие – прошло и прошло, а чтобы оно что-то оставляло в душе, какой-то след, чтобы меняло жизнь человека. Конечно, мы не можем отказаться от того, что люди хотят что-то купить, люди хотят что-то увидеть новое на стендах, но хотелось бы это все одухотворить. Вот наша цель, другой цели у нас нет. Это, наверное, не выгодно с точки зрения экономики. Не наверное, а точно. Но это необходимо для человека.

- Батюшка, сложилась уже такая практика, что на Ваших фестивалях Вы знакомите посетителей с различными христианскими традициями стран-участниц, приходов, обителей, которые представляют поместные Православные Церкви. Сейчас будут представлены приходы и обители нашей Русской Православной Церкви, собственно, из Беларуси, Украины, России, Молдовы и Узбекистана. Но также и Элладская Православная Церковь представлена Грецией, Сербия и Черногория представляют Сербскую Православную Церковь. Пасхальные традиции каких стран еще будете представлять, каким образом будет проходить это знакомство, и самое главное – ради чего?

- Так сложилось, что к нам приезжают люди со всех концов нашего маленького мира. Душа очень большая, а мир очень маленький. И вот действительно люди приезжают, и мы знакомимся с ними. У нас есть и из Бразилии монахиня, из Аргентины есть очень хороший парень, не говоря о Сербии, не говоря о Польше. Наши сестры много ездят, у них много друзей во всем мире. Приезжают и католики к нам в монастырь, из Скандинавии лютеране приезжали. Это общение, мне кажется, очень обогащает людей. Они видят, прикасаются к красоте Православия и, наверное, увозят с собой ту красоту, которую они, как говорят нам, видят здесь. Конечно, не все красиво, но то, что в Боге, то красиво все. Поэтому мы решили расширять кругозор нашего видения.

Мы живем на нашей земле, это наша родина, но для христианина меняются географические понятия. И поэтому очень хотелось бы, чтобы люди узнавали о тех традициях, о том образе жизни, которым живут христиане за тысячи километров, куда мы, наверное, никогда не попадем, многие не попадут: не поедут в Бразилию, в Австралию. Может и попадут, у каждого свой жизненный путь. Я думаю, это обогащает вообще и наш интеллектуальный уровень, и духовно мы растем. Потому что это интересно, у нас одни прародители – Адам и Ева, мы все едины. Грех разделил нас, грех сделал людей чужими, стенка на стенку. А все-таки мы должны говорить о победе над этим миром, над этими разделениями, над этими границами, над этими стереотипами. И это знакомство с традициями, с жизнью других людей: как они празднуют, как они молятся, как они живут – я думаю, это обогащает человека во всех планах жизненных. Поэтому у нас появилась такая мысль, и мы ее уже на предыдущей выставке начали осуществлять. Наверное, надо что-то дорабатывать.

Понимаете, мы проводим вторую выставку – это только начало. Мы благодарны, что нас поддержали – это было благословение митрополита. Мы сами не напрашивались, что мы герои, сейчас покажем тут все – смотрите, как надо делать. Понимаете, мы несем послушание. В нашем монастыре мы несем послушание. За послушание можно сделать все. И мы видим в нашем монастыре, что там горстка сестер, но кое-что мы уже сделали. Это что, нам какой-то миллиардер пожертвовал деньги на это или финансовая поддержка кого-то чего-то? Нет, это действительно Бог нам дает возможность что-то строить, что-то делать. Но самое главное, чем должен заниматься монастырь – это строительством внутреннего человека, храма. Как апостол говорит – Вы храм Духа Святаго. И поэтому, когда происходит встреча человека с Богом, значит, мы на правильном пути, значит, мы выполняем то, чем мы должны заниматься.

Если этой встречи не происходит: мы приезжаем в монастырь, мы приходим на выставку – это экскурсия, это внешняя картинка, но там нет глубины, там нет личной встречи, там нет правды. Мы привыкли фальшивить. Я сам по себе смотрю, что ты фальшивишь, потому что ты себя жалеешь, ты не хочешь думать, ты не хочешь переживать, ты не хочешь страдать, ты хочешь отделаться так. Мы можем сказать, у нас все хорошо, мы такой хороший монастырь, мы такие молодцы. Да нехорошо, все плохо. Все плохо! Но хороший Бог: и милостив, и долготерпелив к нам всем. И поэтому мы надеемся что-то сделать еще в этом мире. Бороться за умы молодых людей, которые одурачены сейчас, оболванены вот этим ширпотребом, вот этой грязью, которая льется со всех сторон, в том числе, и с экранов телевизоров, интернета. Ведь притягивает-то плохое, а за хорошее нужно бороться. Чтобы что-то сделать, созидать, строить, создавать – это надо трудиться, это надо в чем-то себе отказать, это надо быть готовым к испытаниям. Все, что мы делаем – эта выставка и дальнейшая наша жизнь - это попытка все-таки не фальшивить, не превратить Церковь в какую-то традицию, которая соблюдается, чтится, но это мертво, это все музей, это все концерт, но это не личная встреча с Богом. Это важно для нас, иначе это все неправда. А музеев у нас хватает. Каких-то внешних памятников культуры, искусства у нас хватает.

А вот то место, где рождается новый человек, где у человека открываются глаза, и они начинают светиться, где человек начинает думать и не идет за всем – я как все, а говорит, у меня есть своя позиция и за нее я готов пострадать. Когда человек искренен. Вот что должно быть. А иначе все напрасно. Когда толпа сегодня в храме, а завтра она будет этот храм разрушать, сегодня им внушают, им диктуют – людям – этот мир диктует, что сейчас должно быть модно. Вот мода такая, такая продукция, смотрите, вот это покупайте. А завтра будет модно другое. Нет. Мы действительно должны воспитывать вкус, внутренний вкус, чутье, интуицию к красоте, к искусству, к порядочности, к честности, к верности. И тогда будет семья, тогда будет личность, тогда будет жизнь. А так жизни нет, это все смерть, это все подделка. Люди могут быть и в погонах, и с портфелями, с разными портфелями – и в самых верхах. Они мертвые. А может быть дворник какой-то, какой-то бомжик, который приходит к нам, ему уже, кроме Бога никто не поможет, он никому не нужен. Эти больные дети, эти больные люди, которые, кроме Бога, никому не нужны – вот это жизнь. Вот о чем надо думать. Вот это мы и делаем. А остальное – неинтересно, скучно остальное. Какое-то внешнее благочестие, какая-то прилизанная правильность, все у нас так хорошо – так не бывает в жизни, это уже не жизнь, это просто обман. Самообман.

- А людей с портфелями, людей в "белых" и "голубых воротничках" Вы ждете на выставке?

- Люди все одинаковые, с портфелем ты или без, в погонах ты или без, первый ты или последний. У Бога же совсем другое. Вот в том-то и дело, нам нужно быть свободными. Нам нужно не зависеть от своего начальника, который тебя может выгнать, а нам нужно делать свое дело достойно, честно. Вот в чем дело. Не надо нам обманывать самих себя. Если человек приходит к Богу, у него есть Судья, и Он его видит, потому что рано или поздно мы будем держать ответ – как мы жили, что мы делали. Мы увидим себя со стороны – это будет тяжело, потому что много мы не хотим видеть. Мы на все закрываем глаза, мы забываем. Но мы очень хорошо видим других, всех людей – с портфелями и без портфелей. Мы даем всем оценку. Но ты имеешь позицию, так ты скажи ее и обоснуй ее. Церковь не должна бояться отвечать на вопросы, на самые больные вопросы. Если мы хотим действительно найти истину, если мы хотим найти правильный ответ, то мы должны этот ответ находить в своем сердце, мы должны искать его, мы должны бороться за него. Как нам жить – быть или не быть, вот в чем вопрос. Мы говорим, надо быть.

- Отец Андрей, если человек сторонний, невоцерковленный посмотрит программу фестиваля, он увидит то же, что есть и в программе телевизора: концерты, галереи, разнообразная кухня. И подумает: а чем это отличается от того, что предлагают масс-медиа? Есть ли все-таки отличие кулинарной программы пасхального фестиваля от, образно говоря, кулинарной программы "Смак"?

- От "Смака" точно (смеется). Я не хочу обманывать ни Вас, ни себя. Мы хотим отличаться. Мы не судим никого – Бог судья. Но я думаю, что если человек будет попадать на выставку, и если он это почувствует, что здесь все-таки что-то другое, если его коснется, значит, мы выполнили то, что нужно было выполнить перед Богом. Если нет…

Могу сказать так, пищу, которую будут предлагать, она все-таки готовится людьми, которые пришли служить Богу. Я не буду говорить какие-то высокие слова. У нас в трапезной тоже не так все просто. Люди, которые в этой жизни блуждали, очень много потерь внутренних, они не ангелы, не идеальны, но все-таки это люди, которые сознательно пришли в монастырь трудиться. Та же наша продукция, мастерские. Очень много людей находится на реабилитации, очень много людей, которые в какой-то момент жизни вообще были изолированы решетками, сидели в тюрьме, пришли, начали новую жизнь, очень много больных людей, которые, кроме нас, нигде не будут трудиться. Наша цель – не просто устроить какое-то производство, которое бы было прибыльно. Главное все-таки остается и будет оставаться, когда у нас будет жизнь, - это помощь человеку, который попал в непростые условия. У нас на подворье сейчас более двухсот людей, и они тоже там трудятся, и их продукция тоже будет. Это люди, которые подчас 20-30 лет сидели в тюрьме, и они уже никому не нужны. Но у них сейчас есть надежда.

Мы говорим за себя, за то, что мы предлагаем. И детские встречи, программы для детей, и концерты, и беседы – это все от души, я уверен, что это от души. Те люди, которые занимаются этим, я их лично знаю, это сестры нашего монастыря, они не лукавят и не фальшивят. Вот в этом я точно убежден. Наверное, что-то не получится, что-то будет, может быть, неправильно, мы будем менять, но это искренне. Это точно. У нас нет никаких корыстных, никаких человеческих, земных интересов, которые закрывали бы от нас Бога. Предыдущая выставка, я Вам так скажу, для монастыря была в большом минусе, мы от этой выставки в коммерческом смысле не получили. Есть плюс, есть минус – у нас большой минус. А в другом смысле, в плюсе. Все равно нужно что-то выбирать.

Некоторые люди говорят, вот, монастырь, они устраивают, будут там что-то продавать, будут то, будут это. Ерунда это все. Минус 15000 долларов было за ту выставку, я Вам озвучиваю. И, тем не менее, мы будем проводить – это нужно. Это нужно для тех людей, которые сейчас на распутье – куда идти.

Вот человек пришел на распутье, куда ему идти: направо, налево. Тут говорят: вот тут пошире дорога. А путь с Богом – он узкий путь! Вот в чем дело, он - незавидный путь. Но это путь, где в конце есть цель, смысл. А эти все широкие дороги, они могут привести нас только на кладбище, потому что последний путь, вот и все. А мы хотим, чтобы наша жизнь была все-таки путем на небо. Человеку нужно понять, что смерти нет. А люди живут, и смерть становится нормой этой жизни. Ну, что, один раз живу, какая разница? А если ты живешь вечно, уже совсем по-другому ты относишься, совсем по-другому ты живешь, ты трудишься совсем по-другому. Подумаешь, сегодня одна жена, завтра другая, какая разница? Ищу удобного партнера. Разве это законы жизни? А верность, а друг друга немощи носить? Это просто приспособиться здесь, найти место. Я говорю для людей идеологии, где меньше работаешь и больше получаешь. А найти место, где ты больше отдаешь и меньше берешь – это редкость, но такие люди есть.

- Благодаря выставке минчане смогут поучаствовать в развитии одного из социальных проектов монастыря, посредством участия в благотворительной акции "Красное яичко", а именно – в становлении женского подворья обители. Насколько известно, собранные средства пойдут на обустройство теплиц, швейных мастерских, благоустройство храма. Кого принимает женское подворье, кто постояльцы? Почему этот проект имеет не только социальное измерение, но и духовное?

-  Вы понимаете, что бесплатно никто не строит. Люди, которые приходят к нам на подворье - вот у нас большое подворье мужское, там мастерские, сейчас очень много людей приходит - в основном, это люди, которые особо делать ничего не умеют и не делали, им надо начинать с нуля. Инвалиды и физические, и психические. Приходило много женщин, а женщины, мне кажется, более незащищенные, чем мужчины. Женщина, которая страдает алкоголизмом, наркоманией, ей гораздо труднее встать на ноги и начать новую жизнь. Это точно. И вот ко мне женщины обращаются – помогите! Я говорил: понимаете, у нас мужское подворье и это несовместимо по разным причинам. По объективным причинам, что будет грех, нельзя туда. И сама жизнь нам продиктовала, что нам нужно для женщин тоже подворье. И это подворье организовано. Там сейчас достраивается под куполом храм преподобного Сергия Радонежского, который был сожжен, кстати. Вот мы, когда пришли, его сожгли просто. Там есть люди, там совершается богослужение, там люди трудятся. Большая часть этих людей – инвалиды. Мы хотим, конечно, чтобы приходили и молодые. Пишут девчонки из тюрем, но, чтобы прийти на подворье и остаться там, нужно внутреннее решение. Когда грех человека вырывает, потом из тюрем опять пишут, как, мол, мы были неправы, что ушли, вот мы опять сидим. А кто-то и умирает от передозировки. Это сейчас реальность нашей жизни. Ничего не помогает: никакие строгие законы, никакие тюрьмы – ничего не поможет, если человек внутри не поймет, что так жить нельзя, если человек не найдет главного Врача в своей жизни – Христа.

Вот хорошо бы, чтобы люди, которые приходили, жители нашего города, чтобы они включали в свою молитву всех трудников подворья, которым непросто. Если кто хочет убедиться, это же недалеко, Вишневка, 15 километров проехать и посмотреть. Там есть женщины с детьми, которым не прожить самим. Которые восстанавливают свои права на детей, и мы им тоже даем возможность. Там есть мальчик, которого мы просто "отбили". Он бы не родился, потому что мама больная. А мальчик прекрасный, спасли ему жизнь, и он сейчас на попечении. Там мы хотим организовывать мастерские. У нас же в Беларуси есть женские тюрьмы, колонии. Чтобы у людей был шанс построить жизнь по-другому, вырваться из этого омута греха. Поэтому все, что там делается, это все идет не в чей-то карман, не сестрам, которым хватило бы просто жить, молиться, читать Псалтирь, записочки, наводить порядок и все. Можно было бы так, и все бы сказали – ой, какие духовные! А у нас такие задачи. Мы думаем о будущем, мы думаем о детях, поэтому у нас и желание, чтобы дети узнавали о Боге, находили в своей жизни какую-то опору. Молодежь, которая сейчас… трудно ей сейчас. Трудно… Я не говорю, что было раньше легко, но сейчас все труднее и труднее. Мы это видим по тому состоянию душ, которые приходят, которые опустошены. Раньше этого не было. А сейчас человека это все настолько оглушает, он не может прийти в себя.

Я помню переход, когда было, вот человек что-то делает руками своими, он что-то созидает, он что-то творит – это почет. А потом вдруг, это в 90-е годы, вдруг появился класс "бизнес". Если ты умеешь хорошо купить и дорого продать, значит, ты уважаемый человек. А тот, кто что-то созидает своими руками, своим сердцем – все это стало не в цене, не в моде этого мира. Поэтому, конечно надо все восстанавливать. Нельзя так жить – пользоваться чужим трудом, а самому ничего не делать, просто уметь ловко обмануть кого-то – это неправильная жизнь. Сейчас это уже норма. Понимаете: о, повезло, поехал туда, купил столько, продал столько и стал уважаемым человеком, купил себе хорошую дорогую машину, построил коттедж, может ездить куда-то отдыхать. Да ерунда это все! Ничего хорошего в этом нет! Ничего завидного нет – пустота души. Поэтому хотелось бы, чтобы появлялись люди, которые бы по-другому жили, по-другому видели.

- Каким может или должен быть идеальный пасхальный подарок? Для одного человека им может быть, наверное, и сувенир ручной работы, для другого человека – это писаная икона, для третьего – это духовное чтение, хорошая книга. Вот все это разнообразие будет на фестивале?

- Все это будет. Подарков будет много. Но самый главный подарок – это сердце. Все, что мы дарим от сердца, наверное, все это и в глазах человека, в душе. Даже самый скромный подарок, если он от сердца, он становится бесценным. Это хорошая традиция, но мы иногда сердце свое бережем, жалеем открыться ближнему, поучаствовать в жизни человека, посочувствовать ему. Хотелось бы, чтобы все это, что происходит, все-таки помогало человеку идти тем путем, где мы все-таки, в конечном счете, должны научиться любить. Я говорю, что на Страшном суде или на том последнем экзамене, который предстоит каждому из нас, будет один билет и один вопрос: "любишь ли ты Меня"? А что это такое "любить", мы, может быть, не понимаем еще глубоко. Наверное, всем надо еще очень многому учиться и много чего менять в своей жизни.

Сейчас мы проживаем Великий пост, он кончается уже скоро, начинается пасхальный период. Хотелось бы, чтобы эта радость встречи с Богом давала нам силы как можно меньше делать плохого в нашей жизни, как можно больше давать радости нашим ближним, как можно больше нести света по слову Серафима Саровского – стяжай мир в себе, и тысячи спасутся вокруг тебя. Хотелось бы, чтобы так получилось. Это задача всей нашей жизни. И поэтому, если Бог даст, мы будем дальше проводить наши фестивали, выставки, ярмарки, наши встречи.

Важный период у нас начинается, мы хотим открыть культурно-просветительский центр. Это будет очень красиво. Я думаю, что это будет одно из самых красивых зданий. Мы знаем, видим, проекты все есть. Как это у нас получится построить. Но мы хотели бы, чтобы здесь была постоянная встреча, и творчество, и осмысление жизни. Чтобы приезжали люди, которые могли бы делиться своим опытом, чтобы здесь были концерты, чтобы здесь был праздник и школа любви.

- Возможно тогда следующий пасхальный фестиваль будет проводиться уже в монастырском культурно-просветительском центре, в "Ковчеге"?

- Такого нет, наверное, не получится (смеется). Если мы ограничимся нашим монастырем, будет определенный круг людей. Для нас важно, чтобы пришли люди, которые еще вне Церкви, которые еще, может быть, даже далеки от Церкви. И конечно, тогда позвать этих людей все-таки гораздо проще, когда место находится где-то в центре, доступно, не надо ехать далеко, и привычное такое место. А то, что здесь будут выставки, концерты, это уже… Если приедет исполнитель, которого знают, любят, люди приедут в монастырь, и это тоже будет их путь к Богу, мне кажется. Если приехать, невозможно не зайти в храм тогда. Мы хотим так, чтобы наш "выставочник" (здание), чтобы это был новый ковчег. Ковчег – это такое сооружение, на котором спаслись праведные люди, а все остальное потонуло. Вот новый ковчег, смысловое такое у нас. Чтобы люди входили в этот ковчег, входили в храм, находили для себя возможность встретить Бога и найти опору в своей жизни, и в своей жизни уже руководствоваться не какими-то внутренними переживаниями, эмоциями, а чтобы человек стоял твердо на ногах. Потому что испытаний очень много, и соблазнов очень много – надо устоять всем нам. Тогда у нас будут и семьи, тогда у нас будет благополучие в нашем народе.

/ sobor.by/

(просмотров 828)




Новости разделов:

Интервью

11 АПРЕЛЯ 2018
Проповедовать Христа до конца Вселенной. Как живут и молятся православные на другой стороне Земли
29 МАРТА 2018
Что означает модный обычай повязывать на руку красную нить? Рассказывает сектовед
21 МАРТА 2018
"Самый главный подарок – это сердце". Интервью с о.Андреем Лемешонком про фестиваль "Радость"
21 МАРТА 2018
«Я благодарна Господу за этот крест». Рассказ мамы молодого человека с синдромом Дауна
16 МАРТА 2018
Родительская суббота: зачем идти на богослужение и как помочь усопшим? Отвечает священник
1 МАРТА 2018
«Каждый из нас может достигнуть святости». Кого канонизирует Церковь и в чём смысл почитания мощей
22 ФЕВРАЛЯ 2018
Высокая музыка – это последняя ступенька перед молитвой. Интервью о «Великопостных концертах» с монахиней Иулианией (Денисовой)
21 ФЕВРАЛЯ 2018
"Великий пост - это уникальный период для творческой личности". Ректор БГАМ рассказала о Великопостных концертах. ВИДЕО
9 ФЕВРАЛЯ 2018
«Царство Божие – здесь и сейчас». Почему христианам не надо бояться конца света
24 ЯНВАРЯ 2018
О вере и служении Богу. Большой разговор с личным фотографом Патриаршего Экзарха
22 ЯНВАРЯ 2018
Как найти своё призвание, полюбить рабочую рутину или сменить профессию? Интервью с отцом Сергием Тимошенковым
18 ЯНВАРЯ 2018
Врач – про крещенские купания: «Всем окунаться ни в коем случае не нужно»
  Православные выставки-ярмарки

30 МАРТА 2018
Пасхальный фестиваль "Радость" предлагает минчанам поучаствовать в создании подарка для детского хосписа
28 МАРТА 2018
Благотворительная акция "Красное яичко" проходит в рамках пасхального фестиваля "Радость" в Минске
23 МАРТА 2018
Пасхальный фестиваль "Радость" открылся в минском Дворце искусств
21 МАРТА 2018
"Самый главный подарок – это сердце". Интервью с о.Андреем Лемешонком про фестиваль "Радость"
6 МАРТА 2018
Встречаем весну с «Радостью»: международный пасхальный фестиваль «Радость» состоится в Минске 22 марта - 1 апреля
26 ДЕКАБРЯ 2017
Опубликована программа рождественского фестиваля «Радость» в Минске
17 ОКТЯБРЯ 2017
Первый покровский фестиваль «Радость» проходит в Минске
5 СЕНТЯБРЯ 2017
С 10 по 15 сентября в Барановичах состоится выставка-ярмарка "Беларусь православная"
2 ИЮНЯ 2017
5 июня выставка "4383 дня детства" откроется в библиотеке №14 им. Багушевича
30 МАЯ 2017
Учащиеся 117-й школы Минска провели день в Социальных мастерских и собрали информацию для научной работы
5 АПРЕЛЯ 2017
"Вербный кирмаш" в Минске обновил формат
3 АПРЕЛЯ 2017
Детская гостиная на "Вербным кiрмашы": 8 дней творчества и новых впечатлений

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru


© www.sobor.by 2004-2016.