На главную страницу На главную страницу  
На главную страницу На главную страницу
На главную страницу На главную страницу   На главную страницу
На главную страницу   На главную страницу
При поддержке:

Икона Свв. Китайских Новомучеников
Написана О.И. Черняк, по заказу протоиерея Петра Перекрестова, настоятеля собора иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радосте» (РПЦЗ)
г. Сан-Франциско, США

Искусства / иконопись

Беседа о православной иконе

На вопросы белорусской радистанции «Радио-Минск» отвечает Ольга Игоревна Черняк, иконописец прихода храма иконы Божией Матери "Всех скорбящих Радость"
10 ноября 2006 года

- Расскажите, пожалуйста, что является иконой?

Слово «икона» ( Εικόν ) в переводе с греческого означает образ, изображение Господа Иисуса Христа, Божией Матери, святых, а также событий из Священной и Церковной истории. Икона – это священный, т.е. отделенный от реалий быта образ, в котором находит отражение телесное и духовное, человеческое и божественное, видимое и невидимое. Икона – понятие духовное, она – выражение Православия в его целом, Православия как такового, поэтому объяснить и понять церковное искусство вне Церкви и ее жизни невозможно. Икону нельзя рассматривать просто как произведение искусства, потому что основная ее функция – богословие, проповедь, видение мира иного.

- Насколько икона важна для Православной Церкви?

Икона является неотъемлемой частью богослужения, полноправной участницей Литургии. Очень трудно, даже невозможно представить себе богослужение православной Церкви без икон. Кроме того, на протяжении всей истории (да и в наши дни) мы знаем, видим множество фактов чудесных исцелений от икон. Иконы мироточат, чудесным образом обновляются, иногда источают слезы и кровь. Мы знаем также, что с чудотворными иконами связаны многие события истории, даже судьбы государств, народов. Кстати, еще 7-ой Вселенский Собор ( 787 г .) постановил, что икона заслуживает такого же поклонения как и Евангелие. Священное Писание проповедует Царствие Божие словом – и икона на своем богословском языке с помощью линий и цвета свидетельствует об Истине. А принцип православного богословия состоит не в доказательстве Истины, а в свидетельстве о ней. Поэтому православная икона – это целый самостоятельный мир со своими особенностями и законами.

- Чем икона отличается от портрета?

Икона – это своеобразное окно в вечность, в мир Божественный, где все наполнено Гармонией, Светом, Радостью, Чистотой. Подлинная каноническая православная икона раскрывает, отражает, являет собой этот мир святости, прекрасный мир, в котором нет зла и страданий, мучительных противоречий, двоедушия, лжи. Поэтому существуют определенные законы отображения этого Божественного мира. Иконописный канон, иначе говоря, тот изобразительный язык, на котором только и можно говорить о вечном, сформировался постепенно. Он, можно сказать, вымолен святыми Отцами, в нем сконцентрировался многовековой духовный опыт Церкви, монахов-подвижников, иконописцев. Иконе дано очень емкое и точное определение: умозрение в красках. То есть видение и отражение в иконе прекрасного мира Божиего. Так что, главным и основным содержанием иконы является ее святость.

Итак, канон – слово греческое, оно означает «мерило», «правило». Канон для иконописца является тем же, что и богослужебный устав для церковнослужителя, нарушать который у православного человека нет ни желания, ни потребности. Причем, канон – это не «тюрьма для творческого начала в человеке», как понимают его светские художники, а защита подлинности изображаемого. Искусство иконы требует духовного видения, которое как раз и сформировало канон. Справедливо и обратное: без следования канону невозможно приобрести это духовное видение. Поэтому, совершенно естественно, что искусство иконы не подражает внешне существующему человеку, а создает его идеализированную форму, чтобы показать в человеке образ Того, Кто превыше естества, разума и любых понятий. Ведь человек создан Богом по Своему образу и подобию. В мирском, или светском, искусстве художественное произведение отражает личность художника, его мировоззрение, его мысли. Причем, каждый художник стремится внести что-то новое, оригинальное, пытается превзойти самого себя. А искусство иконописца питается Преданием и Учением Церкви, его личность должна смириться перед изображаемым, ведь икона создается в соответствии с иконописными подлинниками, не имеющими отношения к художнику. Иконописец не должен подписывать свои произведения, потому что имя – символ его личности, которая должна уйти в тень, ведь сила и вдохновение исходят от Духа Святого. Кроме того, иконописец обязательно должен убрать из иконы все свои чувства и переживания, чтобы не навязывать их людям, не мешать им молиться. Ведь молитва должна совершаться в тишине чувств.

Великие художники эпохи Ренессанса, например, трактуя религиозные темы, стремились показать красоту скорее физическую, нежели духовную. На первое место они выдвигали душевное (т.е. эмоциональное) состояние человека, его характер, телесные подробности, цвет, перспективу и все то, что принадлежит видимому миру, нашим чувствам. Иконописец же отбрасывал все лишнее, чтобы охватить сферу иного бытия, где время и пространство утрачивают смысл. Поэтому, искусство иконы требует духовного видения. Если религиозная живопись – это лицо, портрет конкретного человека со всеми его индивидуальными особенностями, то подлинная каноническая икона – это ЛИК, т.е. духовная сущность преображенного человека – СВЯТОСТЬ, подлинная Красота, принадлежность вечности. Поэтому мы видим такое существенное различие между творениями великих иконописцев и ярко-сентиментальной, чувственной религиозной живописью. Икона создается молитвой и предназначается для молитвы. Поэтому ценность подлинной иконы заключается не в ее «художественности», а в ее молитвенности.

- Когда начали писать первые иконы?

Первой иконой является изображение на убрусе (на ткани) лика Господа Иисуса Христа, оставленное Им Самим для исцеления и укрепления в вере Эдесского царя Авгаря. От этого чудесным образом возникшего отпечатка берет начало иконография (т.е. правильное, каноническое изображение) Спасителя. Так называемый «Спас Нерукотворный». Кстати, интересно то, что существует глубокое сходство между изображением на Плащанице и нерукотворным Образом. В дальнейшем, еще при жизни Матери Божией, евангелист Лука написал первое Ее изображение, первую икону Пресвятой Богородицы на доске, сделанной из стола, за которым разделяло трапезу святое семейство. А вообще, икона возникла в новой (Византийской) культуре, просуществовавшей больше тысячелетия (330 – 1453). Икона стала результатом синтеза эллинской, римской и христианской культур, причем технологическая часть и некоторые другие принципы – идут от Фаюмского портрета (Египет, 3 век). А вот обычай писать на иконе имя того, кто изображен - христиане унаследовали от языческой традиции. Окончательно сформировалась икона к пятому веку.

- Как икона попала на земли Древней Руси?

Византийское, или Греческое государство на протяжении 10 веков своего существования являлось мощным духовным центром всего Православия. Византия пала в 1453 году. На Руси христианская вера появилась в начале 10-го века. Она пришла к нам из Византии, и первые иконы, конечно же, были привезены оттуда. Но уже в конце 10 века, после канонического устроения Церкви, начали быстро развиваться русско-византийские живописные мастерские. Поддерживая византийских художников, в том числе знаменитого Феофана Грека (14 век), Русь очень быстро выработала свой собственный иконографический стиль. Своего расцвета русская иконопись достигла в конце 14 – середине 15 века. Существовали крупные мастерские Дионисия, Даниила Черного, повсеместно работали артели иконописцев, писались иконы в монастырях. В то время на Руси уже сформировались несколько основных крупных школ: Московская, Новгородская, Псковская. Известный всему миру иконописец, преподобный Андрей Рублев (живший в 15в.), монах необыкновенного таланта и духовности, - как бы проложил дорогу самостоятельной русской живописи. К примеру, икона Святой Троицы, написанная им – это подлинное сокровище. Тонкость линий и красок выражает не только напряжение духовной красоты, но и нечто такое, что не в силах передать даже прекраснейшие богословские сочинения. Существует своеобразное доказательство бытия Божьего - «Есть Троица Рублева, значит есть Бог» - очень просто и точно сказал о. Павел Флоренский.

- Насколько развиты традиции иконописи в Беларуси?

Памятников иконописи древнего периода на территории Беларуси сохранилось очень мало. В целом Белорусская икона того времени ( до 15 в.) ориентировалась на Византийские образцы, то есть писались иконы в духе канона. А вот ближе к концу 16 века под влиянием западного искусства икона постепенно утрачивает свою каноничность. Например, при сохранении старой иконографии появляется живописная трактовка ликов, в образе уже проступают индивидуальные, портретные черты, иногда появляется излишняя эмоциональность, экспрессивность и другие свойственные картине качества. Таким образом, начался переход к живописному направлению в иконописи. В связи с этим изменилась и технология: мастера продолжали еще пользоваться древней темперной техникой в письме доличного, но в изображении ликов верхние слои стали прописывать маслом, что позволяло добиться в передаче объема и фактуры эффектов, которые были недостижимы раньше. С моей точки зрения, это довольно искусственное, несочитаемое соединение принципов канонической иконы и живописного произведения (картины). К концу 17 века усилилось притеснение православного населения и началось насильственное насаждение унии. Поэтому, стиль икон того времени – ориентация на западную живопись (барокко, рококо, классицизм). Иконы начали писать маслом на холсте, как алтарные образы католических костелов. И тогда уже последние отголоски присутствия канона постепенно исчезли. Только в старообрядческих общинах, где свято соблюдались древние традиции, иконы трепетно оберегались от проникновения мирских художественных принципов западного изобразительного искусства. Поэтому и техника иконописания осталась неизменной, поэтому даже в конце 19-го – начале 20-го века там писались иконы также как в древности.

- Существует ли у нас школа современной иконописи?

Существуют иконописные мастерские: при Свято-Елисаветинском монастыре в Новинках, в Доме Милосердия, в Слонимском духовном училище. Возможно, сформировались иконописные мастерские в других городах Беларуси, о которых я просто не знаю. Это, к счастью сейчас довольно быстро развивается. Некоторые наши иконописцы получили специальное образование в мастерских Троице-Сергиевой Лавры и в других российских школах.

- Кто пишет иконы для наших храмов?

Сейчас уже много дерзающих. Не так давно в Национальном Художественном музее прошла выставка современной белорусской иконы. Были собраны лучшие образцы церковного искусства со всей республики. Для меня самой явилось приятной неожиданностью, что так много стало иконописцев! Старательно работают молодые, начинающие изографы, есть уже и опытные мастера, расписавшие ни один храм. Очень радует то, что практически все работают в рамках канонической иконы, то есть происходит процесс возрождения древних иконописных традиций, в качестве образцов берутся прекрасные иконы древней Руси, Византии, Греции. Конечно, мы пишем по-разному, в меру своего таланта и мастерства, но объединяет всех одно: ВЕРА. Мировоззрение иконописца – это мировоззрение Церкви Православной. Ведь человек, дерзающий браться за это дело обязательно должен быть воцерковлен, т.е. необходимо жить духовной жизнью – регулярно исповедоваться, причащаться, выполнять молитвенные правила, воздерживаться от самых разнообразных греховных поступков. Надо исполнять все установления церковные. Вообще же, иконописец должен относиться очень внимательно к своей внутренней жизни. Потому что всякая нечистота отдаляет человека от Бога, делает его как бы мутным, не прозрачным. Не очищенная, не покаявшаяся душа не может воспринять Благодать Божию. Человек, дерзающий писать святые лики, должен стремиться к тому, чтобы быть как прозрачное стеклышко, через которое может пройти Свет иного мира. Это, конечно, очень высокие требования, но к выполнению их надо стремиться.

- Когда Вы начали писать иконы?

Первая попытка - когда мне было 14 лет. Училась в средней специальной музыкальной школе при консерватории (по классу фортепиано), но рисовать хотелось всегда. В те далекие атеистические времена, когда ни о какой проповеди христианства и речи не могло быть, попался альбом с репродукциями древних икон. И тогда, помню, подолгу всматривалась в лики. Замирало и щемило сердце от встречи с чем-то для себя совершенно не объяснимым. Чувствовала покой и радость. Светло и тихо становилось от этих немного странных ликов, каких-то непонятных форм. Захотелось попробовать написать, скопировать это. На случайной доске, масляными красками, под музыку Баха писала первую свои иконочку - лик Божией Матери. Хорошо запомнилась мысль: вот бы этим в жизни и заниматься! Но следующая мысль – это же невозможно…Кому это надо? Но Господь так устроил, что вместо консерватории закончила Академию художеств, причем училась там с огромным интересом и, наверное, поэтому диплом получила с отличием. Академический рисунок, живопись, скульптура, работа в материале – все это дало необходимые навыки, профессионализм. Училась я на отделении декоративно-прикладного искусства (специализация – архитектурная керамика), потом около 10 лет работала по специальности, вступила в Союз Художников. И только когда изменилось мое мировоззрение – когда стала человеком верующим – вернулась к той изначальной своей мысли-мечте – заниматься иконописанием. Это был 1989 - 1990 год. Первые исповеди, Причастие – и первые шаги к писанию икон. В те времена иконописных школ не было, информацию по очень сложной технологии приходилось по крупицам собирать в самых разных местах: в архивах библиотек, у тех немногих иконописцев, которые, так же как и я искали, экспериментировали, ездили в Россию, собирали знания и материалы.

- В каких храмах находятся Ваши иконы?

Ряд икон в Свято-Евфросиньевской церкви прихода иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». Это икона Спас Вседержитель, иконы Божией Матери, именуемые «Неупиваемая Чаша», Ченстоховская, Песчанская, Игоревская, Одигитрия (Путеводительница) и другие. Также иконы святых: Иоанна Предтечи, Евфросинии Полоцкой, Игоря Черниговского. Сейчас в работе иконы преподобных Оптинских старцев, преподобного и благоверного князя Александра Невского. В Минском Свято-Петро-Павловском соборе 16 икон великих праздников (праздничный ряд иконостаса). Там же икона Спасителя в терновом венце, икона святителя Феодосия Черниговского (с частицей мощей). В Свято-Покровском приходе г. Минска, в Крупцах, иконы Божией Матери, именуемые Владимирская и «Державная», иконы Архангела Михаила, святителя Николая Чудотворца, святителя Димитрия Ростовского (с частицей мощей), преподобного Серафима Саровского (с частицей мощей). В церкви Рождества Пресвятой Богородицы (д. Тарасово Минского р-на) храмовая икона святого Георгия Победоносца. Для Храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» в Сан-Франциско (США) написана икона святых мучеников Китайских. Казанская икона Божией Матери, написанная более 10 лет назад, находится в одном из приходов Беларуси. Многие работы написаны не для храмов, а для домашней молитвы и находятся в частных руках.

- Как Вы оцениваете написанные Вами иконы?

Смиряюсь. Вижу как в зеркале очень многие свои немощи, несовершенства, промахи. Иногда думаю – как это все терпит Господь? Бывает трудно удержать себя - не счистить красочный слой и не начать все с начала. Но с годами понимаю все больше, что сила Божия в немощи совершается. Это и есть чудо. Это и есть непостижимая любовь Бога к человеку. Поэтому смиряюсь. И в следующей работе не стараюсь превзойти саму себя, а главной задачей считаю – делать честно и максимально добросовестно все, что от меня зависит. Чтобы не было никакой небрежности или самоуверенной поспешности! С моей стороны усилия – а результат целиком в руках Божиих. Поэтому, смотрю на свои иконы спокойно. И даже несколько отстраненно. По большому счету они мне и не принадлежат, ведь и таланты и здоровье и силы – все это от Бога. Просто – слава Ему! И все. А вот недостатки – это уже мое. Увы.

- Недавно Вы закончили писать икону святых мучеников китайских? Чем объясняется такой необычный выбор?

Получается так, что чаще всего я не выбираю кого писать. Никогда еще не искала заказчика и не предлагала себя в качестве иконописца – все заказы приходили сами собой. Так и с мучениками Китайскими, причисленными к лику святых зарубежной православной Церковью. Протоиерей Петр Перекрёстов из Америки (Сан-Франциско) увидел мои иконы на сайте прихода иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» и прислал по почте письмо с предложением написать эту икону. Прислал фотографию репродукции уже существующей иконы. Судя по деталям и способу формообразования - икона большая по размеру, письмо каноническое, современное и, как мне показалось, греческое. Для русской церкви в Сан-Франциско нужна была икона аналойного размера, т.е. небольшая.

Конечно, трудно было представить – как писать лики с характерными китайскими чертами, особенностями национальной одежды, немного странными для традиционной иконографии прическами, изображением китайской пагоды в правом углу иконы и т.п. деталями. Но подумала, посоветовалась с духовником и все же решила попробовать. Надеялась, что молитвами Церкви, отцов, духовника - Господь как-то все устроит.

Писать пришлось долго, довольно мучительно, но сейчас работа уже завершена. Икона переправлена в Америку и размещена в той церкви, для которой она предназначена – в городе Сан-Франциско, в храме иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость».

- На каких канонах строится православная иконопись?

О канонах мы уже немного говорили. Итак, икона – средство для общения с Богом и святыми Его. В то время как картина – средство общения с автором, с его идеями, с его личностью. Если очень коротко, то:


  1. Условность изображения. Изображается не столько сам предмет, сколько идея предмета – все должно быть подчинено раскрытию внутреннего смысла. Отсюда необычные, удлиненные пропорции фигур – идея преображенной плоти. В иконе нет того торжества телесности, которое мы можем видеть на полотнах Рубенса, например. Линии складок не должны быть хаотичны, в иконе графика и четкость подчинена общей гармонии. Это идея освящения не только человека, но и физических предметов, окружающих его. Свойством святости является то, что она освящает все, что с ней соприкасается.

  2. Принцип изображения. Если картина построена по законам прямой перспективы, то в иконе – обратная перспектива, где точка схода располагается не в глубине картинной плоскости, а в предстоящем перед иконой человеке – идея излияния мира горнего, т.е. Божьего в наш мир, мир дольний. Передний и задний планы в иконах имеют не перспективное (изобразительное), а смысловое значение.

  3. Отсутствие внешнего источника света. Свет исходит из ликов и фигур, из глубины их, как символ святости. Икона светоносна и моделировка ликов происходит за счет света, изливающегося изнутри самих ликов.

  4. Цвет не является средством колористического построения иконы, он несет символическую функцию. Например, золото – символ Божественного света. Золотые нимбы святых, золотые блестки на их ризах (ассист) – знак причастности к Божеству по благодати. То есть существует целая система символики цвета.

  5. Все события на иконе происходят сразу, одновременно.


Каноническая икона не имеет случайных деталей или украшений, лишенных смыслового значения.

- Время меняет каноны иконописи?

Иконописный канон, который формировался веками – это защита подлинности изображаемого. Когда мы пишем святого Петра, Павла или Иоанна Златоуста и других святых, мы должны быть уверены, что изображаем их в церковной традиции. Мы должны писать так, как их знает Церковь и какими она хранит их в своей живой памяти. Поэтому нет никаких причин изменять лик святого или какой-либо из его атрибутов, одеяние или цвет. Тем более нет смысла менять стиль изображения, так как у нас нет лучшего средства изобразить в живописи тело, ставшее носителем Духа Святого, то есть святость. Византийцы открыли соответствующий способ, и до сих пор все прочие попытки выразить идею преображенного тела оставались неудачными. Поскольку православная литургия – византийская в своей основе, то невозможно, чтобы ее визуальное искусство приняло бы иное выражение.

- Как-то видел работу, на которой был изображен Бог Отец. Это допустимо?

Да, мы знаем, что Поместный Собор Русской Православной Церкви, который состоялся в 17 веке, запретил изображать Бога Отца в виде седобородого старца, потому что это противоречит Священному писанию – Бога Отца никто видеть не может. Воплотился, то есть принял человеческую плоть только Иисус Христос – Бог Сын, Который и даровал нам первую Свою икону. В первое время после постановления этого собора иконы с подобными изображениями даже уничтожались. Но жизнь показала, что многие иконы с изображением Бога Отца были чудотворными – от них исцелялись люди, явлены были знамения и прочие милости Божии. Поэтому, если в наше время пишется новая икона – список с той чудотворной – мы иногда повторяем изображение, но чаще стараемся заменить Седовласого Старца символическим изображением Бога Отца, например, благословляющая десница (правая рука), Всевидящее Око и т.п. Иногда вместо неканонического изображения Бога Отца изображают Иисуса Христа, согласно словам Его, сказанным на Тайной Вечере: «Кто видел Меня, видел Отца».

- Все течет, все меняется. Сможет иконопись сохранить свои традиции?

Очень надеюсь, что сможет. Не зря ведь, в наше время практически все иконописные школы возрождают древние византийские традиции. Мне кажется, в целом все-таки происходит духовное возрождение народа, Православие крепнет. После долгих лет гонения и преследования, после мрака насильственного атеизма – люди истосковались по настоящей Красоте, красоте духовной, которую и несет в себе подлинная каноническая икона.

Полная звукозапись беседы в формате MP3. 34 минуты. 8,5 Mb

В начало страницы На главную страницу Написать разработчикам: Ольге Черняк, Матвею Родову

хостинг безвозмездно предоставлен Леонидом Муравьевым