На главную страницу На главную страницу  
На главную страницу На главную страницу
На главную страницу На главную страницу   На главную страницу
На главную страницу   На главную страницу
При поддержке:


ПУБЛИЦИСТИКА

 

Нескончаемое чудо

(Из бесед Л.Н. Громыко
с прот. Игорем Коростелёвым)

Для неверующих и мало верующих, коими все мы в большинстве являемся, я предварю нашу беседу рассказом о некоторых чудесах… Кто-то сразу досадливо поморщится: в каком веке мы живем? Опять мракобесие? Опиум религиозных предрассудков? Но, во- первых, речь пойдет об исследованных всеми доступными ныне способами фактах, столь же неоспоримых, сколь исчезновение с лица земли манхэттенских небоскребов. Во вторых, спешу заверить. Мы, православные, тоже против суеверий, предрассудков, астрологии, колдунов и экстрасенсорных целителей. Мы тоже не хотим знаться с "барабашками", а заодно с покемонами, как и с мерзкими уродцами из НЛО, угадывая в них отнюдь не космическое происхождение. И мы не восхищаемся таинственными перемещениями кастрюль, табуретов и зонтиков, летящими в лоб электропробками, о чем сообщала лет двадцать назад газета "Советская Белоруссия", добросовестно отслеживая ход подобных событий в городе Борисове.
И вот дабы не попасть нам ненароком в ловушки мракобесия (посреди сетей ходим многих!) мы старательно протаптываем свои тропы к православным храмам. Мы спешим вкусить чуда наивысшего, каким является вся жизнь нашей Церкви. И на этих путях нас укрепляют чудеса православного мира. Сейчас приспело время отнестись к ним со вниманием, потому что стали видны некоторые впечатляющие итоги, характеризующие наше время, быть может, не менее существенно, чем процессы глобализации, всеобщих кризисов и терроризма.
Итак - ясно различимы во времени два неудержимых потока чудесных знамений, явленных и изливаемых до ныне Божией милостью. Первый - десятилетие 20-х годов, когда чуть ли не в каждой деревне белорусского Полесья массово обновлялись, мироточили, светились иконы, о чем составлялись протоколы с подписями очевидцев. По всей России органы ГПУ сбивались с ног, не успевая заводить уголовные дела на владельцев дерзновенных икон, уничтожать "улики" чудотворений, рушить храмы, на которых самопроизвольно вдруг золотились купола и кресты.
Второй поток начался с 90-х годов и по сей день продолжается, принеся еще более впечатляющие масштабы и факты. Только в ивановском Свято Введенском монастыре в России замироточило около 7 тысяч "!" икон, привезнных многочисленными паломниками. Аналогично плачут "Живые иконы" в Витебске и окрест его, о чем сообщила газета "Республика". В селе Чубковичи Брянской области во время заупокойной литургии по подводникам "Курска" свечи оплавились кровью.… Это было в 2001 году.
А в 2002 капли крови появились на иконе Богородицы "Умягчение злых сердец" в одном из московских храмов.
В 1998 году происходило переоблачение мощей святой Евфросинии, игумении полоцкой. Работала большая комиссия во главе с владыкой Феодосием. Врач, ее участник, не мог поверить своим глазам: за 830 лет тление не тронуло прекрасного лика преподобной! Мощи источали дивный аромат и…тепло.
Наши украинские соседи, доверяя исключительно эксперименту, установили, что святые мощи Киево-Печерской Лавры, возрастом более 900 лет, спасают зерна пшеницы от смертельных доз радиоактивного излучения. Теперь руководитель этих опытов Т.П.Решетникова уверенно заявляет, что от последствий Чернобыля защитить народ может только вера и Церковь.
В декабре 1999 года Минск посетила профессор Сиенского Университета Эмануэла Маринелли. Атеист в прошлом, она теперь ездит по странам мира с лекциями-проповедями христианства, к чему ее побудило скрупулезнейшее изучение несколькими международными комиссиями, коих она была участником, знаменитой Туринской Плащаницы и, параллельно с ней - Ланчанской Чаши. Но вот совсем уж невероятное: как ни далече от Италии село Державино Оренбургской области, но кровь, которую начал с 2000 года источать там образ "Спаса Вседержителя" та же, что на Плащанице и в чудесной Чаше…
Редчайшее явление истечения крови повторяется. Перед Пасхой 2001 года в Иерусалиме кровоточила икона в храме Воскресения Господня "Возложение тернового венца на главу Спасителя". Ровно через 6 месяцев - наступило 11 сентября…. И неужели мы не почувствовали, насколько события того рокового дня изменили весь облик и ход времени?
В этом главном храме христианского мира кровоточение названной иконы стало третьим. Первый раз оно было в 1572 году. Тогда по прошествии 6 месяцев случилась резня Варфоломеевской ночи, а затем кровопролитные реформаторские войны радикально изменившие лицо Европы, да и Америки - началось бурное освоение континента европейцами и уничтожение миллионов коренного населения. Второй раз был год 1939. Тогда по истечении того же "контрольного" срока началась вторая мировая война… И в каждом случае кровоточение происходило в ночь Великой Пятницы Страстной седмицы, когда (по Юлианскому календарю) действительно возлагался терновый венец…
И никакого шума и грома, никаких шоу. "Глас тихий" становится вдруг зримым, свидетельствуя о мире ином, в котором живем мы все, хотя многие и не замечают этого.
Чудо - явление грозное, предупредительное: Бодрствуйте! Ибо не знаете сроков, ни своего, ни нашего общего судного дня. И чудо - как Благая весть - Радуйтесь!, ибо приблизилось Царство Небесное… Но кто поможет нам понять смысл сокровенного как ни первая хранительница его - Православная Церковь? Ее роль очевидно возрастает. Поэтому мы и решили начать нашу беседу с выяснения вопроса самого необходимого:

ЧТО ЖЕ ТАКОЕ ЦЕРКОВЬ?

 
 

…Я создам Церковь Мою,
и врата ада не одолеют ее…

(Евангелие от Матфея)

- Отец Игорь! Простота этого вопроса, наверное, только кажущаяся. Не каждый из церковных людей на него ответит. Тем более, сложны богословские ответы. Как, например, у диакона Андрея Кураева: Церковь - это собрание людей, объединенных тайной Голгофы…

-Давайте попробуем говорить как можно проще. Без богословия. Ведь Евангелие понятно всем - как ученому мужу, так и полуграмотной бабушке. Вот идут люди в храм. Чего они ожидают? Большинство ожидает почувствовать особое святое место, где совершается нечто очень важное, где страшно сделать что-то не так, потому что многим из нас знакомо чувство, которое мы называем страхом Божиим. Придя можно сразу ощутить в самом пространстве храма необычность, какую-то наполненность, "густоту" - то, что мы называем благодатью Божией. Многие ощущают благодать настолько ярко, что приходят в восторг. Помню, я сам после первой исповеди хотел всех обнять, целовать, такая явилась неудержимая любовь ко всем. Но это только вначале впервые вошедшему в ограду церковную благодать Господом дается ни за что, даром. Даже бывают случаи исцеления от долгих и тяжелых болезней. Затем, не приложив никаких трудов, мы не ощутим того же. Требуется большой духовный труд, потому что, как сказал Господь, "Царство Небесное силой нудится".
Приходят к нам люди совершенно разные и вдруг они становятся едины. Это единство нельзя объяснить никак, если не выделить главное, что совершается в каждом храме. А это евхаристия - причащение Тела и Крови Христовых. Причастные ко Христу и образуют уже не просто собрание, а мистическое Тело Христово. Христос, а не какой-либо высокий иерарх, является главой Церкви. И мы приходим на встречу с Господом, потому что Он сказал: "где двое или трое собраны во имя Мое, там и Я посреди них". И так Господь всегда с нами, каждый день и до скончания веков.
Мы знаем - в Церкви нет мертвых. Все живы. Физическое естество человека, прах, уходит в землю. Душа рождается в мир невидимый. Для праведного христианина - это мир горний, мир Божественного Света. Поэтому и Церковь наша состоит из земной, в которой мы пребываем, пока живы, и небесной. Земная Церковь зовется воинствующей, потому что она ведет постоянную битву за душу каждого человека. Небесная Церковь - торжествующая. Потому что она состоит из победителей и спасенных, навечно соединившихся со Христом, недоступных для греха и тления. Не верится этому? Непонятно это мирскому человеку?

- Особенно людям не верится в существование ада и вечных мучений. Рай почему-то более "допустим"…


-А ведь все просто. "Бог есть Свет". Но есть то, что "кроме" Него - то есть тьма кромешная. Если человек чужд Богу, Божественный Свет для него страшен. Он оказывается во тьме. Ну, а тьма полна своей деятельности: ее наполняют ангелы, отпавшие от Бога, то есть бесы. Истязать тем или иным способом, попавшие к ним души - для них занятие самое приятное. Но людям очень не хочется этому верить. И подобные рассуждения отметаются сразу как россказни. А лучше бы ощутить в посмертных наших судьбах чудо, до понимания которого мы не можем дорасти в полную меру, пока находимся в теле…
Распространение Церкви Христовой в далекие апостольские времена на всей огромной территории Римской империи среди множества языческих народов - тоже ничто иное, как чудо, хотя и является фактом не мистическим, а историческим. Ведь никаких СМИ тогда не было. Апостолы в своих проповеднических маршрутах шли пешком, по раскаленным камням, под неистовым солнцем, на утлых парусниках пересекали моря, постоянно подвергаясь смертельным опасностям.
Теперь подумаем вот о чем. Вера апостольская, взгляд на Христа апостольский, пламенная апостольская любовь к Богу и к людям - все это пример и вершина человеческих деяний. Но почему же Господь Иисус Христос молит Бога-Отца, чтобы в апостолах не оскудела вера?! Не странно ли это?
В чем одно из главных дарований образа Божьего человеку? Свободная воля. Господь не творил биороботов. Он сотворил существо свободное. И именно поэтому - способное к любви. И эта способность человека божественная, потому что Сам Бог - есть Любовь. В этих словах для нас и тайна Святой Троицы, и любовь Бога к отпавшим от Него людям. Ради спасения нас, своенравных и злонравных, Он послал Сына Своего возлюбленного на грешную землю… Верующий человек - это человек, который любит или горячо желает любить Христа. Поэтому насильно сделать верующим никого нельзя. Как нельзя заставить любить. Любовь - тайна сокровенная. Можно насильно выдать замуж, заставить что-то делать, говорить. Но любить насильно - нельзя. Господь может разбудить человека, исцелить его от "окаменелого нечувствия" - "из камней сотворить детей Авраамовых". Это призыв. Но никакого насилия. Иначе что? Зомбирование. Как ваххабиты или различные секты применяют настоящее зомбирование: живых людей превращают в камни, у которых нет ни чувств, ни воли.

- Все мы хотели бы, чтобы как можно больше людей стали православными. Но видим, что многие из тех, кто принимает крещение, не только отпадают от Церкви, но даже жалуются, что остались неверующими. Что-то внутри тревожит, не дает покоя. А веры нет. Теперь нас даже упрекают, что мы увеличиваем число крещеных безбожников. Есть ли радикальное средство, чтобы улучшить положение?

-В древней церкви была практика оглашения - посвящения взрослых людей перед крещением в основы веры. Она хороша. Несомненно, следует ее возродить. Но она никогда не станет решающей. Во-первых, мы крестим и новорожденных младенцев, зная что Сам Господь и Ангел-Хранитель защитит ребенка от многих опасностей и поможет в его возрастании.
Во-вторых, Владимир-креститель весь народ крестил без всякой предварительной подготовки. А Русь стала оплотом православия. С момента крещения в человеке начинает действовать благодать. Кто-то сбережет ее и преумножит. А кто-то потеряет. Крещеный - это званый на пир. Помните притчу? Позвал Господин гостей. Но, оказалось, званым некогда: кто волов купил, кто женится… Потому Господь и говорит о "малом стаде". Много званых, да мало избранных. Никогда так не будет, чтобы по нашему хотению прямо завтра или послезавтра все разом станут православными.
И все-таки нынешнее время счастливое. На глазах свершается второе крещение Руси. Господь зовет к Себе всех. И многие приходят. Иные же глухи. Не слышат зова. Как открыть слух? Есть разные средства. Подумайте, к чему мы все наиболее чувствительны? Когда начинаем думать о смысле происходящего с нами? Когда мы начинаем обращаться к Богу? Чаще всего, когда испытываем боль, когда случается несчастье. Когда попадаем в страшные обстоятельства, и не знаем, как их изменить. Вот через болезни и беды к нам и обращается Господь. Тогда мы начинаем Его слышать. Начинаем ценить все, что имеем в этом мире, понимать, что все это в один момент может быть потеряно. Но в то же время каждый человек глубоко индивидуален. И упомянутая глухота или наоборот слух к зову Божиему различны. Поэтому и момент уверования, прихода в Церковь у каждого свой - не только через горе, но и через радость, через эстетическое переживание, через общение с каким-то человеком. Бывает, наконец, что человеку становится невыносимо даже от полного благополучия, в котором он живет.

- И вот приходы сейчас растут, появляются новые. А в чем разница между, например, приходом Свято-Духова Собора в 70-80-е годы, когда Вы пришли служить туда, от нашего нынешнего?

-Разница очень существенная. В те годы храм посещали люди, которые более любили Бога нежели боялись преследований. Их вера проходила жесткое испытание: или карьера по службе, благополучие или открытое исповедничество. Очень мало было мужчин. Однако в 80-е годы стали появляться молодые люди. Большинство из них нам знакомы. Андрей Лемешонок, Виктор Белякович и многие другие стали священнослужителями. Тогда это было демонстративное неприятие господствующей партийной идеологии. И решимость - открыто идти навстречу всему, что будет. Мы с матушкой приготовились к любым гонениям вплоть до тюрьмы…
Сегодня рамки страха сняты. Народ пошел в храмы. Некоторые пытаются объяснить это модой. Но ведь совершенно очевидно - не будет никто выстаивать трехчасовые службы, претерпевать длительные посты, готовиться к исповеди по моде. У нас трудно. Давайте сразу скажем это. А где трудно - там иные побуждения. Наконец, можно ли просто так, без большого сердечного желания жертвовать средства на строительство и содержание храмов? Бывает ли так, чтобы люди собрались и на свои собственные деньги стали строить больницу, школу, детский сад (тоже очень нужные вещи)? Нет, так не бывает. Так строятся только храмы. И никакого иного дохода они не имеют. Ни правительство, ни зарубежье нас не финансируют. И люди сами строят храмы не от богатой жизни, а еле сводя концы с концами.

- Так кто же эти люди? Кто к нам пришел?


-Те, которые раньше боялись, но в сердце своем склонялись к вере. Другие, кто был воспитан в богоборческие времена и опасался нашего влияния, увидели, когда открылись церковные врата, что у нас совершенно нормальные люди, любых возрастов и профессий, поняли, что бояться нас не надо. Ко многим пришло понимание, что благополучие семьи, воспитание детей без Слова Божия, без благодатного церковного воздействия становится просто невозможным.
Время наше агрессивно. Оно опасно прежде всего подменой ценностей. Эта подмена особенно видна в наглой рекламе: ешь, пей, жуй, покупай - и будешь совершенно счастлив. Даже испытаешь "райское наслаждение"…
Пришли в храмы и люди суеверные. Из страха перед чем-то непонятным, сверхъестественным. И они действительно бывают - проявления бесовского мира, мы живем среди "духов воздуха". Такие люди из нашей радостной веры делают нечто больное и мрачное.
Многие из интеллигенции причалили к нам на эмоциональной волне. В них вера выросла очень быстро, но глубоких корней не имеет. Подобные неофиты обычно полагают, что не они пришли в Церковь, а она сама должна придти к ним. (Уж если они удостоили…) О традициях, догматах они судят свысока. Тут же требуют реформ, обновлений. Неофитство очень осложняет нашу работу с прихожанами. Но это болезнь роста.

- Отец Игорь! Воцерковленных людей немного, около 5% от тех 80-ти, которые называют себя православными. Тех, кто ведет церковную жизнь не очень-то понимают и принимают в различных человеческих сообществах - трудовых, на отдыхе, в соседском окружении. На собственном опыте убеждаюсь… И все-таки - почему так?

-Обычно светский человек по-своему объясняет церковность. Жизнь не сложилась - ушел в монастырь. Он не представляет, что если человек встретился с Богом, то ценность этой встречи выше всех сокровищ мира. Верующий - обладатель жемчужины, которую никогда не разменяет, не обменяет. Светскому человеку это трудно объяснить, потому что он не может сравнивать "до" и "после" уверования. И до сих пор неверующие смотрят на церковных как бы свысока, со снисхождением в лучшем случае… Хотя вообще-то должно быть наоборот: у верующих часто два образования, духовное и светское. У них есть духовный опыт, в каждом случае удивительный и уникальный, а также знание о жизни вне церкви. Но для церковного человека недопустимо ни осуждение, ни тем более, чванство. Он может только жалеть тех, кто не имеет Бога.

- Есть люди, которые заявляют: вот, мол, есть я и есть Бог. Он живет во мне. И посредники, то есть Церковь, мне не нужны. У нас, так сказать, прямой диалог. Такие люди порой действительно контролируют свои поступки, стараются относиться с любовью к окружающим, делать добро. И есть люди, которые просто ненавидят церковь.

-Первые - это душевные люди. Апостол Павел говорит о разнице между душевным и духовным человеком. Такие люди могут быть и участливы, и добры, у них есть прекрасные качества. Но жизнь духа - иное. Какое понимание Бога у тех, кто говорит о "прямом диалоге"? Во всяком случае - не евангельское. Есть основания думать, что в этих людях главенствуют гордость, самомнение. Хотя они и могут быть глубоко скрыты. И это обычное состояние светского человека. Для нас же такое состояние тяжелый грех.
То,что многие ненавидят церковь тоже не удивительно. Подумайте, как может мир (безбожный мир) любить нас, если Церковь от начала создана Господом неотмирной? Мир, естественно, любит свое. Апостолам сказано " в мире скорбны будете". И в то же время Церковь существует в миру - вот как наш комплекс посреди огромного микрорайона. Она благовествует миру. Держит мир своей благодатью. Мы знаем еще из Ветхого Завета, что ради нескольких праведников может пощадить Господь целый город или целый народ.
Каждому очевидна неотмирность Церкви. Она начинается с архитектуры храмов. Любой наш храм нельзя спутать со школой или поликлиникой. Духовную музыку нельзя спутать ни с туристской песенкой у костра, ни с оперой, ни с классическим произведением. Не потому, что одно хуже или лучше другого. Просто духовная музыка имеет иное измерение. Она не от мира сего. Как и всякий богослужебный предмет. Священническое облачение не пригодно для поездки в троллейбусе. Настоящая традиционная икона по основным своим канонам противоположна принципам светской живописи. А колокольные звоны! Они просто кричат: слушай Бога! Слушай, пока не поздно! Не вечные мы на этой земле…
Мы не можем сбиваться на путь угождения миру. Католицизм пошел по этому пути. А результат? Стало больше верующих? Наоборот большинство стали неверующими. Сам папа признал, что Европа перестала быть христианской. И Господь это предвидел, говоря о втором Своем пришествии, он вопрошает - найдет ли Он верующих на земле?..
И, наконец, разве "от мира сего" чудесные явления, которыми изобилует Православная Церковь? Вы видите, как обновилась на глазах у всего нашего прихода икона Иоанна Крестителя с житием. Она была совершенно черной. Мы даже не могли рассмотреть, кто изображен. Исцелений чудесных множество. Доказанных медицинскими справками.

- В медицинском реабилитационном центре на Крутицком подворье в Москве (им руководит известный ученый и врач иеромонах Анатолий Берестов) уже было десять случаев исцеления от СПИДа. А исцелений от всех форм гепатита они уже не считают. Оно наступает как правило.


-У нас тоже будет подобный реабилитационный центр! И консультировать будет как раз отец Анатолий Берестов. Тут медицина действует рука об руку с чудом - с нарушением обычных законов естества. Но мы относимся к чудесному, как к естественному для бытия Церкви.
Церковь - это сама жизнь. Жизнь, которая встречает каждого входящего в мир, соучаствует в каждом жизненном шаге до черты смертной, вымаливает душу отошедшего… Просто эта жизнь не скудная, а богатая, не земная только, а соединенная с Небом.
Наша Церковь Православная, потому что она правильно славит Бога. Она хранит все свое внутреннее устройство с апостольских времен. Нужны доказательства, что именно наша, а не какая-либо другая Церковь является правильной? Их немало. И доказательства эти не от нас, грешных человек, исходят. Не в нашей власти и уразумении возгорание Благодатного Огня на Гробе Господнем каждый год в Великую Субботу в руках православного патриарха. На протяжении столетий были попытки отнять эту "привилегию" у православного иерарха. Не получилось, Камни возопили: туристам, верующим и неверующим показывают расколотую и опаленную колонну, из которой выбился Благодатный Огонь и зажег свечи в руках нашего патриарха, не допущенного в храм… Не в нашей власти странный полет светящихся облаков над горой Фавор каждый год в праздник Преображения Господня. Они летят с невероятной скоростью в безветренную ясную погоду и тают в небе над православным храмом. Не в нашей воле освящается вод естество на Крещение Господне. Эти и множество других чудесных явлений свершается только в православные праздники по юлианскому священному календарю.
Мировые СМИ делают все, чтобы умолчать о том, о чем давно надо вострубить на весь мир. Множество людей ни о чем этом не знают. Другие и не хотят знать. Духовное невежество обескураживает и подавляет…
Однажды мне пришлось в начале 90-х годов быть на конференции в институте философии Академии наук. Вот там я почувствовал настоящее отчаяние. Оказалось, с доктором философских наук надо было разговаривать на уровне первого класса церковно-приходской школы. Вообще ничего не знали. Какую же философию эти господа изучали?
Знания о Боге - это самые важные знания, которые нужны человеку здесь на земле. Как человеку жить, чтобы быть в этих, наших условиях счастливым? Как избежать одиночества? Каков наконец смысл человеческой жизни? Смысл жизни… Сам смысл этих слов стал затертым. Да, в конце концов - какое общество мы хотим иметь? Хотим мы иметь общество людей, созданных по образу и подобию Божию, или общество образованных подлецов?


О СМЫСЛЕ "ЗАТЕРТЫХ" СЛОВ

 

И когда на всемирном торгу
Кто трухой, кто душой торговал,
Слава Богу, я не был в долгу:
Никого не купил, не продал.

Иеромонах Роман

- Отец Игорь, Вы поставили вопрос ребром. Но каждый скажет, что он не хочет жить в обществе подлецов, тем более высшей квалификации. И все-таки, как мы, православные, понимаем смысл человеческого существования? В чем его видеть? В коммунистические времена говорилось об удовлетворении "постоянно растущих потребностей трудящихся". И сегодня "общество потребления" утверждается как идеал жизни. Получилось в этих установках и разницы нет…

-А изменилось ли общество? Оно и тогда, и теперь - безбожное общество… Но в чем все же счастье, без которого не может быть осмысленной жизни? Давайте порассуждаем применительно к любому человеку. Посмотрим, на каких путях искать смысл жизни. И начнем с очень распространенных представлений - жить в достатке, иметь все, что хочешь. Но долго ли можно радоваться приобретению чего-либо? Квартиры, машины, шубы, кофточки… Эта радость очень короткая. Человек непременно обнаруживает, что жизнь осталась та же, ничем не изменилась. А бывает - проблем стало гораздо больше. Желая постоянно испытывать удовлетворение на этом пути, человек становится ненасытным. Ему требуется приобретать еще и еще. А у кого-то обязательно еще больше. Тут и зависть подстерегает. Потребительство может стать страстью, которая полностью порабощает себе человека. Как и любая другая страсть от компьютерных игр до алкоголизма и наркомании. Человек из всего может сделать себе идола, которому готов служить. Идол или кумир для поклонения может быть внутри человека, а может - вне его, перед ним - от звезды эстрады до собственного ребенка. Поэтому мы говорим не просто о любви, а о любви во Христе, ради спасения души. Иначе мы ничем не будем отличаться от животных, которые тоже любят своих детенышей. Как-то был у меня коллекционер марок. Он лишился своей уникальной коллекции. Его страдания были так велики, что он ощутил полную бессмысленность жизни. Трагедия непоправимая, безвыходность полная - вот вам и безобидная страсть.

- Одна из наших слушательниц недавно мне рассказала о своем 25-летнем сыне. Он ничего не хочет ни видеть, ни знать, кроме компьютера. Не работает, не учится. Заявляет матери, что он никому не нужен, его никто не любит и жить ему незачем.

-Дело тут не в самом компьютере, а в отношении к нему. В том, что человек вместо того, чтобы использовать его в помощь, как средство труда, ушел в некую виртуальную реальность. А та жизнь, для которой он рожден на свет Божий, его не интересует.
Очень часто слышишь от людей - главное здоровье! Остальное, мол, само приложится. Но самоубийцы - это, как правило, не инвалиды, не страдающие от болезней тела, а физически здоровые люди! Так для чего мы хотим непременно быть здоровыми? В этом можно видеть самоцель. И тогда это тоже идолослужение. Думаем дольше прожить? Но мы все неизбежно уйдем из этого мира тогда, когда Господу будет угодно.
То есть в вопросах жизни и смерти, смысла жизни - коренных вопросах для мыслящего существа - множество людей блуждает в потемках. В то время как есть очевидное: здоровье тела без здоровья духа никакого ни смысла, ни счастья не приносит.

- В поисках решения своих проблем обращаются к психологам. Множество их рекомендаций сводится к тому, чтобы человек постоянно ощущал свою самодостаточность, уверенность в своих силах, чтобы он искоренял как бы неудобные для жизни "комплексы". Видела даже объявление в газете: "требуется девушка без комплексов". А у нас главное - смирение, покаяние. Получается, у нас и у психологов противоположные установки. Возможно ли, на Ваш взгляд, доказать, что предпочтительнее и спасительнее православная установка?


-На наш взгляд, в подобных выступлениях психологов заключена огромная ошибка. Посудите сами, для всех ли эффективен курс на самоутверждение? А если он не получается и все старания становятся жалкими и даже смешными? Если тот или иной человек пытаясь "доказать себя", получает одну оплеуху за другой? Есть ведь множество людей, которым вообще чужда такая линия поведения. И это, заметим, не худшие люди. Но в различных жизненных обстоятельствах, предполагающих самоутверждение, рядом оказываются конкуренты более сильные. И тогда при благих намерениях каждого в отдельности жизнь выстраивается по закону джунглей. Поневоле формируется право сильного на лидерство, влияние на окружающих, на успех и карьеру. Однако лидеров отнюдь не большинство. Мест "наверху" совсем немного. Что же происходит с остальными, которые оказываются "слабым звеном" в цепи человеческих (а скорее бесчеловечных) отношений? Мы, священники это очень хорошо знаем: к нам приходят те, у кого возникают длительные и тяжелые депрессивные состояния, кого мучают мысли о самоубийстве.
Так вот, в чем разница между их установками и нашими? Прежде всего в том, что только вера и Церковь делают человека истинно независимым от любых внешних обстоятельств. Успешен ты в этой жизни или нет, богат или беден, красив или нет, хвалят тебя или ругают, здоров ты или инвалид - в любых обстоятельствах, в каждом случае человек верит, что он, как и все, равен пред очами Божьими. Он знает, что и невзгоды, и страдания, и болезни - все может быть полезно для спасения бессмертной его души, если человек воспринимает их с пониманием, терпением и молитвой. Он чувствует себя защищенным, не одиноким. И самое главное - он получает самую, что ни на есть реальную помощь. Молитва, чтение Псалтири с Божией помощью снимают депрессивные состояния, исцеляют от полного уныния и отчаяния. В православной Церкви есть и другие благодатные средства перед которыми отступают недуги душевные и телесные. Бытует мнение, что большинство болезней "от нервов". А если у человека мир в душе, радость в сердце - это здоровый человек.
Но вернемся к одной психологической установке - борьба с "комплексами". Вот человек очень успешно ведет эту борьбу. И каким он становится? Для него становится невозможным что? - признать свою ошибку, попросить прощения у ближнего, вести себя целомудренно, не поддерживать пустословия и обычных для окружающих осуждений. Кого-то унизить невзначай брошенным словом считается утверждением своего достоинства. Так воспитанный человек становится беспощаден ко всем. Родители всегда думают, что последствия такого воспитания их самих не коснутся. Но пусть они знают - подчеркните это! - что любимые дети сдадут их в дом престарелых как неудобство в суперкомфортной жизни, как досадную помеху… Сиротские дома при живых родителях, интернаты для стариков при живых детях - такого раньше не было. Это плоды безбожного воспитания.
Посмотрим теперь с другой стороны на эту проблему. Каждому человеку крещеному или нет, мусульманину или атеисту, важно понять, что он должен в этой жизни делать. Естественно, в соответствии с его способностями или талантами. Я уверен, каждый, оглянувшись на свою жизнь цепь событий, встреч, случайностей (кажущихся таковыми) может осознать, что о нем есть определенный план Божий, промысел. Если человек понял этот промысел - это существенная доля счастья. Тогда рождается профессиональная совесть, ответственность за свой труд, ревность о том, чтобы он был как можно лучше, как можно полезнее. А это уже не далеко и от труда во славу Божию.

- Я провела маленький социологический опрос. Около 75 процентов православных нашего прихода считают интерес в работе важнее зарплаты.

-Значит сохранилось здоровое зерно в нас… Но сейчас все чаще случается, что молодые люди, подчиняясь родительскому эгоизму, получают какую-либо престижную, но не свою профессию. И тогда это несчастные люди, которые будут мучиться сами и мучить других. Недавно буквально ворвалась ко мне в кабинет женщина и устроила истерику: дочь уходит в монастырь, но посмотрела бы она и подумала, почему у сестер Свято-Елизаветинского монастыря - они работают с больными в Новинках - почему у них такие светлые, радостные лица?
Кстати, родительское своеволие может выглядеть и как самопожертвование - недоедала, недосыпала, чтобы дать ребенку престижное образование. А результат будет плачевный если ломается самое ценное - план Божий о человеке.
Но есть тут и другая сторона. Человек может быть настолько поглощен своей работой, что и она становится кумирослужением.

- Приходится наблюдать как это характерно для творческих работников. Если художник живет исключительно своими замыслами, трудится до изнеможения, самозабвенно - это ведь пример истинного служения искусству. Похвальный пример.

-Тут все, казалось бы, правильно. И такая жизнь может быть прекрасной. Но в ней есть очень опасные подводные рифы. Не случайно же само слово "искусство" имеет корнем "искус" - однородное с искушением. А мы молимся, чтобы Господь "избавил нас от искушения" как от страдания, жесткого испытания всех наших сил. Творческие люди искушаются гораздо больше, чем иные. Чем? Прежде всего гордостью. За гордостью идет тщеславие, самообольщение, эгоизм. Некоторые известные художники даже заявляют - и учат так других! - художник - это Бог, он, мол, подобно Самому Всевышнему творит свой мир. И при этом, как мы сейчас видим на выставках современного искусства, может вовсе не считаться с закономерностями окружающего нас Творенья Божия. На наш взгляд, такой путь идет в никуда. Любой, самый талантливый, гениальный художник должен бы понимать свое место в иерархии ценностей. Он может претендовать на раскрытие лишь малой доли красоты творения Божия, на трепетное сотворчество со Творцом. Иначе самопревозношение приводит лишь к трагедиям. И мы знаем о них по биографиям талантливейших художников.
Господь дает талант. Им надо распорядиться. Во Славу Божию и на благо людям. Чем больше "талантов" (вспомните притчу о талантах), тем больше ответственности за то , как они пущены в дело, какая прибыль на них получена, какой отчет может дать художник Господину, раздающему таланты.
На деле же мы видим, что одаренные люди чаще всего вообще забывают, Кому они обязаны. Не благодарят Господина и не служат Ему. Однако дерзают сравняться с Ним. Так и первых людей искусил дьявол: "будете, как боги"… Художники в большинстве более всего думают о самовыражении. Искусство для них часто становится самоцелью. И тогда мнимые ценности в нем легко подменяют истинные. Предупредил же нас Господь: "Без Меня не можете делать ничего". Что это значит? Значит то, что любой труд без памятования о Боге подобен построению дома на песке. Подуют ветры, разольются воды - и падение того дома будет великое…Так 70 лет строили Советский Союз - а падение вышло великое.

- Так как же нам определить, в чем идеал христианской осмысленной жизни?

-Мы можем сказать только одно: идите в Церковь, в ней найдете и идеал, и радость, и смысл, и счастье… Но это может решать только каждый сам. Жизнь духа глубоко индивидуальна. Давайте на миг представим: из нашей жизни полностью ушло все, чему учит Церковь, в обществе вообще нет верующих. Ни одного!
Что будет? Будет очень страшно. Ведь съедят же друг друга. Тут и представлять не надо. Надо просто посмотреть на те участки жизни, где влияние Церкви никак не сказывается. А их достаточно. Происходит потеря самого главного в человеке - он не понимает самого себя, не знает, зачем он пришел в этот мир. Зачем учиться? Зачем работать? Ни в чем нет никакого смысла. Тогда человек становится способным произвольно закончить свою жизнь. Мне исповедывалась одна женщина и разрешила приводить в пример то, что с ней произошло. Она вышла из дома, чтобы не вернуться. Хотела покончить с собой. Шла довольно долго, обдумывая эти свои последние шаги по земле. И вдруг услышала тихий колокольный звон, который заставил ее остановиться. Она повернулась и уже бежала на этот звон, который привел ее к занесенной снегом военной палатке. Такой тогда была наша церковь… Теперь эта женщина трудится у нас в храме с радостью, на узком пути спасения своей бессмертной души. А вначале, когда была на краю гибели, любящий Господь Сам коснулся ее сердца.
Помните, что говорил преподобный Серафим Саровский? Смысл жизни христианской в стяжании Святого Духа. Иначе сказать - благодати. Тогда вся наша жизнь становится "хождением перед Богом". Вот и ближайшая осмысленная задача для православного человека - сделать себя сосудом, достойным и чистым, для принятия Святого Духа. Если сосуд души нашей, сердца, разума, уже заполнен чем-то иным - страстями, мирской много заботливостью, жаждой славы, успеха, если ум наш "пригвожден к земным вещам", - для благодати там просто нет места.

- Отец Игорь! Очень часто слышишь даже от крещеных людей одну и ту же фразу - словно все в какой-то одной дурной школе учились! - "я ни в чем не грешна, не убивала, не воровала. В чем каяться?" Людям же неверующим вообще странно слышать, что православные церковные почитают себя непременно грешниками. И вместе с тем - они все время говорят о радости. Все это объяснить совсем непросто.

-И все же попробуем. Обыденное мирское сознание обычно отождествляет грех-с уголовным преступлением. В то время как это принципиально не так. Без духовной жизни - то есть без веры в Бога и принадлежности к Церкви - понятия греха не существует. У людей древней Руси понятие греха было на слуху, потому что без веры и Церкви и жизнь не мыслилась. И они опасались совершить грех, зная что последует Божие наказание.
Конечно преступление против уголовного кодекса - грабеж, убийство - одновременно является и тяжким грехом. Но дальше, в последствиях содеянного, начинается большая разница. Находясь в заключении преступник может глубоким и искренним покаянием очиститься от своего греха. И тогда, ощутив в своем сердце благодать и милость Божию, он будет отбывать свой срок без злобы и гнева, со смирением, на благо своей душе.
Грех - это все, что делается против воли Божией, в "отпадении" от Бога. В понимании греха очень важно православное новозаветное толкование заповедей Божиих, данных Моисею. Ведь "не убий" - имеется в виду не только действие каким-то оружием, или вообще физическое воздействие. Убить может слово. Также "не укради" - это не только карманная кража или ограбление банка, а многое другое - от беззаконного присвоения себе чьей-то собственности до безбилетного проезда на транспорте. "Чти отца и мать свою" - тут смысл в уважении и внимании ко всем старшим по возрасту. Разве мы не видим, что эта заповедь нарушается массово, постоянно. А "не прелюбодействуй"? Грех даже посмотреть на женщину с вожделением. А у нас идет растление малолетних.
Любить ближнего, как самого себя, очень мало кто умеет. Мы все постоянно согрешаем против этой заповеди. Сам Господь в проповедях и притчах, примером всей Своей земной жизни и смерти крестной раскрыл нам всю ее необъятность. Православный человек все время сравнивает свою жизнь с образцами святости. И тогда находит в себе множество ущербов, чувствует себя многогрешным. Мы постоянно наблюдаем за движениями своих мыслей, чувств, поступков, видя в том, что может показаться сущей мелочью, корни глубоко живущего греха, который отдаляет нас от Бога.
Исповедь - это очищение души, исцеление ее силой Божией благодати. Поэтому мы называем храм "лечебницей", в которой те, кто не желает или не умеет исповедывать свои грехи, тот "не исцелен отыдет" Покаянное чувство обновляет, очищает душу. Мы ведем постоянную духовную брань. Это не легко. Трудно. Но когда человек смог по трудам своим воспринять дар благодати, вся жизнь его меняется. Независимо от внешних обстоятельств в нем поселяется и живет никогда не проходящая радость. И эту радость невозможно от него отнять. Она освящает всю жизнь, любой труд, общение с людьми. Поэтому и сказал Господь: "Иго Мое благо, бремя Мое легко".
И еще. Я, лично, вижу счастье осмысленной жизни в бодрствовании, в труде на пределе сил. Вот тогда особенно ясно чувствуешь, как подает помощь Господь. Есть люди, которые ничего не делают, а только "уповают на Бога". Получается - лягу на диван и буду уповать. Нет. Так и одной машины кирпича не появится…
Сколько лет наше сестричество работало на пустом месте - вот Господь и помог им выстроить здание мастерских для инвалидов. Воскресная школа тоже заработала, когда ничего не было. Даже палатки. И вот какой терем имеем. Собрался очень большой приход - поднимается большой храм. Идет явная помощь от Бога. А не будешь работать - ничего не будет. Так и жизнь пройдет.
Иисуса Христа мы называем Спасителем. И Он прежде всего спасает нас от бессмысленной жизни. А затем уже - от рабства греху, от вечной смерти. Он делает христиан "солью земли". Если соль потеряет свою силу, на что она пригодна? Если мир полностью потеряет веру, если не будет Церкви - это катастрофа. Церковь - столп, который держит вселенскую тяжесть. Дух Истины всегда в Церкви. Может ли мир стоять без Истины? Может ли человек, в ком еще не "сожжена" совесть не служить ей?


БОЛЬШОЙ ГРЕХ МАЛЕНЬКИХ РАСКОЛОВ

 

…всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет, и дом разделившийся сам в себе падет

Евангелие от Луки

- Обращаясь прежде всего к тем, кто находится вне церковной ограды, мы рассматривали православную жизнь как нечто целостно-идеальное. Но существуют проблемы внутрицерковные. В начале 2002 года в Белорусской деловой газете появилась статья с броским названием "Раскол". Все мы тогда вздрогнули - Как?! Неужели можно назвать расколом то, что произошло в деревне Заболотье Смолевичского района?

-Произошедшее там имеет предысторию. Оно очень легко объяснимо… В 90-е годы мы по существу начинали с нуля. В Минске было 2 прихода, человек 10 священников. И вот приходы стали возникать повсюду, во множестве. Просьбы и мольбы в Епархиальное управление со всех сторон. А священников нет. Раньше для рукоположения в сан иерея существовал возрастной ценз - 30 лет. Молодой человек эмоционален, импульсивен, он должен сам обрести устойчивость в вере, прежде чем учить других. Но в храм тогда пришли в основном молодые люди. Ждать пока они войдут в возраст, получат образование? Или все-таки зажигать церковные лампады с молодыми, порой 20-летними священниками? Такое решение и было принято. Уверен, оно было правильным. Хотя неизбежность негативных последствий прогнозировалась. И они не замедлили сказаться: юношу-священника почитают, он благословляет, у него спрашивают советов, он наставляет - как тут не возгордиться? Появилось так называемое "младо старчество", когда молодой батюшка считает сам себя очень мудрым духовником, берется ничтоже сумняшеся руководить людьми.
Попадает такой священник в сельский приход. Где надо особенно много сил отдавать служению, чтобы уменьшилось пьянство, стал добросовестнее труд и, как следствие, - возросло благосостояние, жизнь стала у людей другая. Но это очень трудно и очень долго. А у молодого батюшки одни амбиции, хочется, чтобы все было сразу - престиж, популярность. И начинается метание. Вот, например, Александр Живица, служа в деревне, считал это ниже своего достоинства. Сейчас живет в Париже, куда попал через конфликт со священноначалием.
Леонид Пляц, служа в деревне Заболотье, решил создать себе особый "имидж" посредством экзарцизма - то есть изгнания бесов. Экзорцизмом или отчитками в церкви всегда занимались опытные старцы-монахи, так как по словам Господа "род сей изгоняется постом и молитвой". Постоянным Постом и молитвой, что невозможно для приходского священника. Специальные молитвы читаются над людьми действительно одержимыми бесами, когда налицо явное отсутствие обычного психического заболевания. Таких, кстати, немного. Иногда могут прослыть одержимыми люди, которым просто нужен отдых, любовь в семье т т.д. для таковых достаточно регулярно исповедываться и причащаться. Массово применимые ко всем подряд приемы экзарцизма очень опасны. Они из здоровых людей могут сделать психически больных.

- Как говорят прихожане Свято-Георгиевской церкви после многих "отчиток": "голова треском пошла". Под дланью "батюшки" некоторые доверчивые сельчане дошли до полного истощения и исступления. В то время как он, присваивая церковное имущество, построил три дома. Да и подземную церковь загодя подготовил…


-Пострадали не только сельчане. Отец Леонид любому пришедшему человеку назначал сразу 10 "сеансов". Чего? Ведь за такими "отчитками" стоит целая наука - "демонология", которая не является частью православного богословия. В Заболотье учили бояться бесов, демонстрируя их силу: некоторые, с виду нормальные люди, во время сеансов начинали вдруг рычать, визжать, биться в конвульсиях. Другие присутствующие думали: вот ведь какая благодать у батюшки… Люди доверяли, приезжали не жалея времени в дальний приход, увеличивали таким образом популярность неординарного священника. Вред многим конкретным людям им принесен очень значительный. Культивировалось некое перевернутое сознание. Православная Церковь учит бояться только Бога, а не дьявола и бесов. Если человек понял, что такое страх Божий, ему ничего не страшно… В Заболотье учили бояться дьявола.
И вот, достигнув, так сказать, апогея своей славы, Леонид Пляц печатает воззвание: "Православие или смерть!" (взяв, кстати, напрокат лозунг афонских монахов-зилотов, не признающих церковную иерархию) и уходит в раскол. Мечтая стать лидером, он заявляет, что только его маленькая группка людей (в числе супруги-матушки, им же "постриженной" в монахини) и есть истинная православная церковь. А все остальные - не настоящие, не православные.
Что здесь налицо? Неимоверная гордость, самовозношение, лишающее человека разума. Грех, объявляет себя достоинством. Исповедь Пляц использовал для подчинения себе людей. Это сектантские приемы. Порвав с Московской Патриархией, он метался между Русской Православной Церковью за рубежом и катакомбной. Не найдя и там сочувствия, теперь ищет связей с украинскими автокефалистами, мечтая стать епископом.
А ведь была предоставлена возможность хорошо подумать о своей деятельности и раскаяться. Соборное письмо - увещевание было настолько серьезным, проникновенным, полно отеческих интонаций, что все-таки остановило одного собрата Леонида Пляца по расколу. Священник Владимир принес покаяние. Все-таки сердце дрогнуло… И можно ли кричать о расколе, если от мощного древа православной Церкви отваливаются гнилые чешуйки? Нет. Это не раскол. Не те масштабы и соотношения.
Вот в 17 веке в России после нововведений патриарха Никона (вполне, кстати, оправданных) раскол стал кровавой раной на народном теле. Тогда множество верующих, вдохновляемых такими крупными лидерами, как протопоп Аввакум, боярыня Морозова, истинно проявили рвение не по разуму. Как ни странно, именно истовая набожность людей того богатырского века стала причиной стояния за старый обряд до смерти, единого слова ради. На нынешний день часть белорусских старообрядцев начала трудный путь соединения с матерью Церковью. У непримиримых же я спрашиваю: в чем ваше несогласие с нами? Что мешает соединиться? Думаю, будут какие-нибудь премудрые объяснения. Оказывается, мы крестным ходом ходим против часовой стрелки! А они наоборот. Остальные претензии еще менее значительны. Но ведь как ты ни ходи - по стрелке или против - не в этом же спасение! Не внешние, даже священные вещи делают человека ближе к Богу, а состояние души. Ради души нашей, а не в качестве самоцели. Церковь имеет и обряды, и священные предметы. А сложение перстов в крестном знамении исторически менялось. И опять-таки, ни двуперстие, ни трехперстие само по себе не спасает. Поклонение обряду - тоже идолослужение. В нем тоже скрыты гордость и самовозношение. Поэтому раскол, как грех, который совращает многих, не смывается, как говорят святые отцы, даже мученической кровью. И как жестокая болезнь он доставляет страдания всей Церкви.

- Не коснуться ли нам сегодняшней ситуации в России. Насколько серьезна сейчас деятельность каких-то "независимых", "катакомбных" и прочих образований? Кроме того, кажется, достаточно ясно встал на повестку дня вопрос воссоединения с Московским патриархатом части Церкви, ушедшей за рубеж вместе с массовой послереволюционной эмиграцией.

-Ну относительно катакомбной церкви - просто абсурд. Где найти сейчас катакомбы, в каких во времена Римской империи скрывались от гонителей первые христиане? И от кого ныне в них скрываться? Но очень прискорбно, что зарубежники уже имеют приходы в России. Эти приходы стали организовывать с помощью людей подобных нашим Живице и Пляцу. Вот все демократические СМИ с восторгом кричали о Валентине Русанцове - главе "свободной" русской церкви в Суздале. От чего и от кого тут провозглашается свобода? А дело в том, что сначала он был извержен из сана Московским Патриархатом, а затем и зарубежными иерархами. За что? За поведение явно несоответствующее священническому сану. И вот примечательно, что иерархи зарубежной церкви сначала радовались: их приходы, оппозиционные как бы Московской Патриархии, появились в России. Сегодня они увидели: радоваться-то нечему, пришли к ним самые неважные, за счет очищения Русской Православной Церкви от плевел.
Крепко стоящие в вере наши священники никогда не выходят из лона матери-Церкви. Зарубежники забили тревогу.
Сейчас начинаются очень серьезные переговоры о воссоединении Русской Православной Церкви за рубежом с Московским Патриархатом. Такое христианское трезвое отношение к этому вопросу возобладало на последнем недавнем соборе РПЦЗ в США. Причин для разъединения не осталось. Молодежь вообще не понимает, почему до сих пор оно существует.
Некоторые зарубежники обвиняют Московский патриархат в "сергианстве". Митрополит Сергий, ставший затем патриархом, заявил в 1929 году о лояльности к власти. Но пусть любой из сегодняшних служителей Церкви поставит себя на место владыки Сергия. Ведь в те годы Церковь была подвергнута тотальному истреблению, она умывалась мученической кровью. Как следовало поступить? Господь спас ее мудростью митрополита. Остались хотя бы немногочисленные храмы, не прекратились службы, самые верные и бесстрашные люди могли принимать крещение, совершать венчания и отпевания усопших… И что же, те священники, которые служили в тех условиях должны были умереть? Они виноваты, что остались жить?
А сейчас, когда никому не угрожают репрессии за веру, возникли странные личности все время что-то требующие, все время нас обвиняющие. Но где они были раньше? Их никто не видел и не знал. Они только себя спасали, ничего не делая для людей и ничем не рискуя. Жить в Париже, хорошо кушать, получать франки или доллары и свысока смотреть на нашу несчастную страну - такая позиция не вызывает уважения. Она безнравственна. Если священник зарубежной церкви заявляет, что он "ненавидит советских людей" - он не только не священник, но и не христианин.
Так что это главное обвинение в "сергианстве" несостоятельно. А после канонизации более тысячи российских новомучеников - в их числе государя Николая 2 и его семьи - разногласий практически не осталось. Так кто же выступает сейчас против объединения? Именно наши раскольники, лишенные сана, потому что при воссоединении им попросту некуда будет деться.
Но вернемся к Белоруссии. Мало кто знает, что в эмиграции: в Америке и Канаде образовались три автокефальные Белорусские православные церкви, которые дерутся между собой и не признают друг друга. Две из них целиком базируются на единственном факторе - ненависти к России и имеют сугубо политическую окраску. Обе желают "стварыць беларускую нацыянальную царкву". Что абсурдно. Не для того пришел Господь. В его Церкви нет "ни иудея, ни эллина", а есть единый народ Божий, то есть в природе не существует национальных христианских церквей
Третья Белорусская автокефальная православная церковь имеет давнюю историю. Первые попытки ее организовать относятся к послереволюционному времени и созданию правительства БНР. Затем в 1942 году во время фашистской оккупации она была как бы возрождена. В 1947 году были попытки ее соединения с Русской Православной Церковью за рубежом. Но единодушия не было, у некоторых это вызвало возмущение как "предательство белорусского народа". С 1950 года стали создаваться единичные приходы этой церкви в США под флагом "белорусской независимости во граде Нью-Йорке". Но все попытки обрести статус истинной Церкви оказались несостоятельны. Вся эта история, подробно описанная видным деятелем белорусской иммиграции Кастусем Мерляком, полна междоусобиц, нестроений, споров о собственности. За конец 80-х - начало 90-х годов прошло более трех десятков (!) судебных дел.
Глава этой автокефальной церкви, митрополит Николай, приезжал в Белоруссию. Была встреча с ним в Минске, на которой он заявил, что автокефальной церковь в Беларуси может стать только тогда, когда этого пожелают сами православные верующие в Беларуси. Это справедливо. Дело в том, что существует юридическая сторона вопроса. Верующие сами избирают форму существования своей Церкви. Когда такое желание - начиная от мирян кончая иерархами есть, тогда иерархи других поместных церквей должны обсудить это волеизъявление и признать (или не признать) его. Только тогда новый статус той или иной поместной церкви будет считаться действительным, и сама она будет почитаться благодатной Церковью Христовой. То есть, просто собрать сотню-две человек и объявить о создании новой церкви - путь беззаконный. И все упомянутые организации безблагодатны (вот откуда бесконечные судебные тяжбы американской белорусской автокефалии!). Скорей это карликовые политические партии. И это сказывается даже в литургическом общении священства, когда, как честно описывает К.Мерляк, во время самой литургии один священник унизил, "опоганил" другого.
Некоторых сторонников автокефалии, появившихся сейчас в Беларуси, я знаю. В храмах на службах их не видно. Некоторые из них были в прошлом участниками гонений на церковь. И эти люди, бесконечно далекие от евангельской проповеди, осуждают нас на своих собраниях, требуют от нас реформ, обновлений, автокефалии. Пользуясь тем, что сейчас можно подать голос открыто, сегодня это не страшно, они учат тех, кто пришел в храмы, не убоявшись жестоких коммунистических гонений. Мне весьма странно слышать их поучения… А главное. Чего они не желают понять - статус Белорусской Православной Церкви - это внутреннее дело церкви и ее верующих. Не им его решать.

- В 90- годы шли большие дискуссии о языке, о переводе всех служб на современный белорусский язык. И Вы, как помнится, были в эпицентре этих событий.

-И в России тоже есть призывы перевести службы на современный русский язык. Мол, все тогда будет понятно, и народ в массе пойдет в храмы. Я же уверен, такое угождение предполагаемым "массам" не увеличит число верующих. А вот фундаментальный пласт нашей духовной культуры будет утрачен… Но все же почему мы такие упорные? Посмотрим на католиков. Раньше службы у них были исключительно на латыни. Латынь - условно это староитальянский язык, который никогда не понимали англичане, французы, поляки, немцы и другие европейские народы. Для них он был языком другого народа. Вот и пришлось переводить мессу на все национальные языки. Тут не было выбора.
В восточной, Православной Церкви вообще никогда не было упора на проблему языка или на общий для всех язык. Церковно-славянский был признан богослужебным наряду с другими в 867 году, когда состоялась на этом языке первая литургия - в переводе святых Кирилла и Мефодия - в соборе святого Петра в Риме. С тех пор все славянские Церкви: болгарская, сербская, украинская, белорусская, русская - служат на этом, своем, родном языке. Для Белоруссии - это старобелорусский литературный язык. И понять его совсем не сложно при незначительных усилиях.
Для русских он - древнерусский, для болгар - древнеболгарский… Кстати, перевод на современный белорусский язык всего-навсего именования нашей храмовой иконы обернулся для меня неожиданными проблемами. Один уважаемый философ, знаток белорусского языка, по моей просьбе перевел текст для печати нашего храма - "В честь иконы Божией Матери "Всех скорбящих радость". Не менее уважаемая белорусская писательница ужаснулась этим переводом и сказала, что такого языка вообще не существует. Пришлось убедиться, что сегодня существует проблема правильного, стабильного белорусского современного языка.
Удивило меня отношение белорусской интеллигенции к собственному языковому наследию. Сколько было восторгов по поводу издания Библии в переводе Скорины1 В 94-ом году мне пришлось быть на встрече, где обсуждалось это событие. И вдруг один интеллигент начинает возмущаться: ему непонятно слово "днесь". Получается, что белорусские писатели - а это был именно писатель, и наверно не он один - не понимают языка Скорины.
В том же 94-ом году мы в нашей церкви-палатке стали служить по воскресениям акафист Божией Матери на современном литературном белорусском языке. Некоторые прихожане, которые посещают храм ради молитвы, сказали, что им все равно, какой язык звучит. Но 90% наших прихожан - не менее усердных молитвенников - сказали, что если и другие службы будут на белорусском, в храм ходить не будут… Дабы не допустить раскола в приходе, в самый разгар белорусского "Адраджэння" мы прекратили службы на современном языке.
Так вот я хочу сказать абсолютно ясно и окончательно: все зависит от прихода, как он решит - так и будет. Именно прихода, а не кого-то со стороны, даже самого сознательного. И я не знаю, почему так получилось, что 90% жителей Фрунзенского района города Минска предпочитают разговаривать на русском языке. И это не моя проблема. Я служу Богу и людям. Скажет приход, чтобы службы и проповеди были, предположим, на эстонском языке, я буду учить эстонский. В Печорах, недалеко от Псково-Печерского монастыря стоит церковь, где службы идут на эстонском языке, согласно желанию проживающих там компактно эстонцев. И нет никаких проблем.
В Англии, Германии, Японии и других странах православные службы идут на церковно-славянском языке, и на языке этих стран. Кстати, православные песнопения на японском языке звучат удивительно красиво. Но белорусы - почему мы должны отказываться от своего собственного достояния? Хотя я поддерживаю организацию в Минске первого прихода, где по желанию прихожан службы будут идти на современном белорусском языке. Этот приход будет располагаться в районе Уручья.
Что касается проповеди, общения, то насильственно насаждать язык мы никогда не будем. Из этого может получиться только разлад в интересах врагов Церкви. Но замечу, наши священники хорошо знают белорусский и для них нет разницы на каком языке, русском или белорусском, человек исповедуется.
Жизнь же сама показывает, что русский язык неизбежно останется языком международного общения. И я надеюсь, эта проблема отпадет, как засохшая ветвь. Сейчас она хотя бы перестала быть поводом для раскола.
Проблемой нашей церкви сейчас являются "отколы" левого и правого толка. В Москве появились "кочетковцы" - последователи Георгия Кочеткова, священника, уже лишенного сана в результате своих весьма левых, демократических и обновленческих настроений. Вы знаете, церковное устройство отрицает демократию. У нас строгая иерархия. С другой стороны - со стороны "правых фундаменталистов" приезжали к нам паломники-монахи из Иванова. Я надеялся услышать от них мудрые поучения в поддержку традиционной церковности? Оказалось всего-навсего: не носить красное и волосы не стричь. Странно монахам выставлять за истину столь явный языческий примитив.
Другие не менее "духовные" заявляют: зачем вы строитесь, когда скоро конец света? Евангелие дает нам приметы конца времен, но далеко не все они еще исполнились. Пока рановато. Господь благословил нас жить в этих условиях. В эти, в наши дни нести свой крест…У нас просто нет другого способа жить. Но главное, что объединяет и "левых" и "правых" - призывы низвержения церковной иерархии, что приведет к разрушению церкви, а это и есть цель диавола.
Тревожная ситуация сложилась в России - у нас ее отголоски - в связи с ИНН - индивидуальными налоговыми номерами, в которых как бы присутствует число 666 - то есть "число зверя". В Москве систематически организуются молитвенные стояния против принятия этих номеров. Синод Русской и Белорусской Православной Церкви подробнейшим образом исследовал эту проблему. Пришли к выводу, что тут нет угрозы "печати антихриста". Пока нет. Еще не наступило время исповедничества - лишения себя жизненно необходимых удобств из опасений принятия апокалиптической печати. Приближение "сроков", конечно, есть. Поэтому Синод не раз выступал с заявлениями и просьбами, чтобы принятие номеров не было обязательным, чтобы не нарушались права человека и каждый мог расплачиваться за необходимое как ему удобно. Мы полагаем, что сейчас эти номера превращаются в один из поводов всевозможных дьявольских нестроений и раскольнические силы умело пользуются ими. Православные должны быть уверены, что никто не отлучит нас от любви Христовой, пока мы сами не охладели в этой любви и не пошли добровольно, сознательно в царство Антихриста.
Я порой радуюсь, что мы не в центре подобных событий, что мы примыкаем к более консервативной провинции. Церковь не мы создали, а Господь. И она сознательно консервативна. Она дорожит этим консерватизмом. А реформаторы - они бы и Евангелие по-своему переписали… Наша вера - мир любви. А любовь тоже чувство консервативное. Во время больших перемен что-то должно стоять незыблемо. Это необходимо. Чтобы всегда, при всех обстоятельствах, оставался надежный ориентир. Коим является наша Церковь.


ЗАПАД - ЕСТЬ ЗАПАД, ВОСТОК - ЕСТЬ ВОСТОК…

 
 

Чтобы судить о нравственной силе народа, надо брать в соображение не ту степень безобразия, до которого он временно и даже в большинстве своем может унизиться, а брать в соображение лишь ту высоту духа, на которую он сможет подняться, когда придет тому срок.

Ф.М. Достоевский

- Отец Игорь! Очень скорбно на душе, когда слышишь термин "пост христианская эпоха". Страшновато становится, когда огромные международные силы даже если прикрываются словами христианской добродетели, в действительности представляют собой самое что ни есть безбожное сообщество. Сейчас уже подзабылась агрессия против Югославии. Получилось, что главной ее целью было прежде всего уничтожение православия в Косово, а затем и на Балканах. Немногие из сотен церквей и монастырей там уцелели только потому, что их охраняют русские "кейфоровцы". Православие по видимому мешает осуществлению геополитических притязаний. Начиная с крестовых походов, сколько раз Запад желал подчинить себе восточные народы и территории. И каждый раз именно православная вера как неодолимая духовная сила останавливала и отбрасывала агрессоров. И вот теперь Россия - последний форпост Православия. У нее, в отличие от Римской империи и Византии, нет преемников. Наверно сегодня становятся снова актуальны слова старца Филофея, произнесенные в 15-ом веке: "Москва - третий Рим, а четвертому не бывать".

-Да, это не только история. С незапамятных времен так по Божьему промыслу сложилось, православный Восток отличается от католико-протестантского (по традиции) Запада самим способом мышления.
Западный способ мышления - страны Западной Европы и Америки - более прагматичен, прочно привязан к материальному миру. И поэтому легко подчиняет религиозность светской жизни. На протяжении веков он все время так видоизменял религиозную жизнь, чтобы она была никак не обременительна. Церковь легко становится подобием общественной организации. Особенно протестантские церкви - они ведут по существу деятельность клубного типа, работают разные кружки, студии, проходят выставки и концерты. Поэтому некоторые католики и протестанты с большим интересом наблюдают за нами, видя, что у нас сохранилась та глубокая и искренняя религиозность, полнота церковной жизни, которые у них утрачены.
Зато по части материального, мирского благополучия западные страны впереди нас. А чем "впереди", если конкретно? Я довольно часто бываю в Германии. Для интереса подсчитал, сколько у них сортов сыра. Оказалось - 68. Но я лично употребляю из них только два. Остальные 66 мне не нужны. Кто-то другой выберет для себя другие сорта, но тоже один-два. Глядя же на эти прилавки, можно подумать, что Господь создал человека исключительно для потребления яств, для чревоугодия и сладострастия. Но угождение плоти вредит душе, "ибо плоть желает противного духу".
Почему мы бедно живем? Многие напрямую обвиняют в этом Православную Церковь. Она, мол, мешает рынку, экономике. Действительно, приоритеты Церкви не всегда совпадают с идеалами современного "дикого" рынка, конкуренции, технологий рекламы и обмана, с безудержным ростом потребления - со всем, в чем кровно заинтересована рыночная идеология, не обузданная никакими нравственными нормами.
У нас была марксистско-ленинская лжеидеология. Теперь мы остались вообще без идеологии. Старое рухнуло, а традиционно-православная система ценностей по существу не понята большей частью общества. Но это же самое большинство мирского, не воцерковленного общества называет себя православным по культурной принадлежности, по зову на генетическом уровне.
Сейчас в Белоруссии сложилась очень удивительная ситуация. Что я имею ввиду? Почти во всех европейских странах издаются карты конфессиональной принадлежности различных государств. Так вот, Украина и Белоруссия на таких картах всегда отмечаются как страны православные. В отличие даже от России, которая обозначается православно-мусульманской страной. При 85 процентах людей, называющих себя православными, любая страна имеет убедительное право называться не много, а моно конфессиональной. Именно такова по официальным данным ситуация в нашей республике. И весь мир, кроме нас самих, считает нас православной страной. Мы же сами, живя в этой стране, стесняемся своей православности, боимся своего нормального состояния. Разве стесняется соседняя Польша или Литва своей принадлежности к Римо-католичеству?
Обратите внимание, насколько господствующая в той или иной стране церковь влияет на другие конфессии. Посмотрите белорусские костелы - в них иконы и многое другое обнаруживает влияние православной среды. В Германии в католических храмах уже нет икон. До сих пор под влиянием Православия Латвийская лютеранская церковь не допускает женщин к священно служению, что вызывает возмущение лютеран Германии.
Повсюду за границей есть православные храмы. И это острова Родины, сохраняющие национальный образ веры, самосознание и язык. Белорусы за рубежом идут в эти храмы, где они находят то, по чему тоскуют, к чему стремятся.
Нигде нет, и не может быть ничего идеального. Но, например, в Греции Православие - государственная религия. Это значит, что само государство, законодательная власть участвуют в защите души народа. И законы там могут запрещать то, что вредоносно. Конечно, все отнюдь не безоблачно. И в самой Греции есть богоборческие силы. И Европейский Союз требует отделения Церкви от государства. Элладская Церковь очень пристально наблюдает за всем, что происходит в рамках Шенгенского соглашения. Особенно за пластиковыми карточками, удостоверениями, за проектами заменить их в недалеком будущем на электронные чипы. Подобные опыты уже были в США. Причем чип с полной информацией о человеке оказывается надо вживлять в такое место, где наиболее ощутимы перепады температуры тела. А это лоб…То есть, тут полное соответствие с пророчеством Апокалипсиса. Церковь уже тревожится, предупреждает. Поэтому антицерковные силы устроителей единой Европы становятся более агрессивны.
Владыка митрополит Смоленский Кирилл как-то сказал, что Православная Церковь имеет претензии к правовым и этическим нормам Европейского Союза. Так как в числе их "общечеловеческих ценностей" отсутствует понятие греха. Можно все, что не запрещено законом - это на самом деле принцип вседозволенности. Не все можно запретить законом. Да и не всесильно никакое законодательство, когда общество подвержено нравственному разложению.
У нас в Беларуси, конечно, православие не станет государственной религией в обозримом будущем. Но важно, чтобы государство, в лице прежде всего чиновьичего аппарата, поняло, что живем мы в православной стране.
И бесконечные разговоры о толерантности белорусов равносильны предательству национальных интересов. Да если бы белорусы действительно были толерантны, то никакого православия тут вообще бы не было. Начиная с 15 века - Православная Церковь ущемлялась в правах, а с принятием унии (в 1596) вообще была объявлена вне закона. Сколько было уничтожения, издевательства, казней! Нет, тут не толерантность сильна, а преданность своей духовной традиции.
Аналогично воспеваемый многими плюрализм также очень опасен для человеческого сознания. Ведь бесконечная множественность мнений, взглядов, отметает все ценности. Все становятся мнимым, не настоящим. Нет ничего истинного. Я не понимаю, как человеку жить в циничной системе разлагающегося сознания. Человек не может жить без опорных точек, без стержня внутри. В системе мнимых ценностей истинной остается только смерть. Для неверующего человека смерть обессмысливает все окончательно. И он лихорадочно что-то придумывает - целую игровую цивилизацию, виртуальные миры! - чтобы только забыть о смерти. Для нас же память - смертная предвкушение жизни будущего века.
Я думаю, что нормальному, духовно здоровому человеку чужды как толерантность, так и плюрализм. Как раз подобные принципы присутствуют в попытках объединения всех церквей. Постоянно слышишь: Бог один. Какая разница? Разница, мол, только в форме. И в этих рассуждениях заключена либо сознательная ложь, либо невежество. Как раз скорее наоборот - только во внешних проявлениях у разных религий есть общее. Ведь мы все братья и сестры одного отца.
Мы должны с любовью и уважением относиться ко всем людям. Но при этом наша Церковь непримирима к пагубным вероучениям. Опять-таки какой плюрализм, какая толерантность могут быть, если речь идет о правде и лжи, о жизни и смерти, о спасении души человеческой? Мы не можем предать нашу истинную веру, ради угождения кому бы то ни было.

- А если бы в Белоруссии ощутимо возросло число воцерковленных православных людей, может быть, действительно наступило бы "время Белой Руси"? (Было время Киевской Руси, затем Московской, теперь - Белой). Так выражаются некоторые русские писатели, уповающие на духовное возрождение Белоруссии.


-Возможно и так. Но не будем обольщаться. Я думаю, наша общая с Россией и Украиной традиционно-генетическая православность как раз сказывается и в том, что никак у нас не получается игра наперегонки с Западом. В далекие уже времена был лозунг "догнать и перегнать Америку", обернувшийся очередным фарсом. И все время у нас то тут провал, то там. И Чернобыль нас давит. И промышленность никак не заработает в полную силу. И инфляция изнуряет. И размах криминала разного вида мучает народ.
А может быть, Господь, попуская множество бед народу, который призван быть Божиим народом, но от Бога отпал, не позволяет нам иметь все то, что свойственно безбожному миру? Он не позволяет нам творить кумиров, не дает нам ожиреть, одебелить плотью… Так Слава Богу за все! Сам Господь, уничижая нас, тем самым защищает, чтобы мы не пропали в этом мире, не растворились в обществе потребления, не променяли благодать Божию на сонное благополучие, не соорудили себе золотого тельца.

- Кажется, отец Игорь, еще никто не высказывал столь радикально жестко, но ведь - никуда не денешься! - православной точки зрения. И опять-таки не в угоду миру сему она определена таким образом.

-История России - и Беларуси вместе с ней - никогда не была гладкой, благополучной. До революции храмы были полны народа. И однако безбожие уже правило свой бал. Особенно в умах интеллигенции. Революция и страшные гонения были попущены Господом ради очищения Церкви. Мы не можем уразуметь все пути промысла Божия. Многим тогда, наверное, казалось, что Церковь погибает, уже уничтожена. Но вот - мы теперь видим - она спасена. На Западе никаких гонений не было, а расхристианствование произошло.
И сейчас многим кажется подчас вся Россия стоящей на краю гибели. Столь умножилось беззаконие, столь велико падение всякой нравственности. Процветает предательство национальных интересов. Грех возведен в норму. Да и у нас сопротивление православию - а вернее, богоборчество - ощутимо на каждом шагу. Это очень хорошо видно. Приходится постоянно общаться с чиновниками разных рангов. Нет открытых гонений, но и любви к нам тоже нет.

- Один Московский батюшка сказал, что ненависть к православию доходит до истерической психопатии.

-Да. Потому что сейчас становится невозможно удержаться где-то посередине. С ускореньем идет процесс разделения людей на явных богоборцев и верных Христу. К сожалению повсюду во власти верных немного. Наш Патриарх, например, предлагал ввести в Российских общеобразовательных школах предмет "Православная культура".Без православного образа мышления нельзя понять ни русской литературы, ни искусства. Такой предмет полезен не только православным, а всем, кто является гражданами России. Однако, Дума не поддержала - мол оскорбятся мусульмане, иудеи, буддисты.
Может ли в подобных условиях наша Православная Церковь противостоять натиску беззакония, безнравственности, физическому вырождению нации, если на все это работает мощная индустрия, технологическая и информационная? Кроме того, нельзя забывать, что вооружения добра и зла асимметричны: добро не может использовать методы служителей зла, оставаясь при этом добром.
Видя все происходящее, мы, однако, не можем сомневаться и в грядущем восхождении России, - а значит и Белоруссии - предсказанном многими святыми - преподобным Авелем, Серафимом Саровским, Иоанном Кронштадским… И не только святыми. Существует так называемая Фатимская тайна. Вы знаете эту удивительную историю?

- Да. Я узнала о ней лет 20 назад, когда наша туристическая группа из Беларуси была в Португалии. Священный для всех христиан город Фатима оставил неизгладимое впечатление. Как сейчас вижу, под слепящим солнцем небывало огромную площадь, мощеную белым мрамором. В начале прошлого века здесь было пастбище. И вот трем детям-пастушкам тут с 1915 года стал являться Архангел Михаил. Он научил детей молиться. Причем некоторые из этих молитв употребимы только в православном мире. С мая по октябрь 1917 года этим пастушкам шесть раз являлась Сама Божия Матерь. Она предупреждала детей, когда придет. На эти явления-встречи собиралось от 18 до 70 тысяч человек. (Вот почему площадь такая огромная). Лусия - одна из тех трех пастушков, возможно, жива и поныне. С юности она стала монахиней и письменно, подробно изложила все, что довелось ей слышать от Богородицы. Это ее свидетельство в Ватикане было погребено в неких подспудных сейфах. Лусии же было предписано жить в полной изоляции. Мы видели ее, когда быстро, не взирая на очень почтенный возраст, она проходила вдоль монастырской стены в своем черном облачении. Чтобы хоть чуть разглядеть лицо, мы попытались приблизиться к ней. Но гид строго предостерег - нельзя! После покушения на папу Иоанна-Павла 2 в 1981 году он потребовал к себе в больницу "дело Фатимы". Но дальше ничего не последовало. Тайна осталась тайной. Однако, так как свидетелей было слишком много до нас дошел общий смысл сказанного Богородицей: без сохранения Православия в России, без спасения ее в земном смысле - в последние времена невозможно и спасение всего мира. От римских властителей Она требовала посвящения Себе России - то есть признания - открытого признания! - того, что Россия находится под Ее особым покровительством.

-Что для нас, православных, тайной не является. Предсказания наших святых были подтверждены, когда в 1918 году - в год убиения царской семьи - была чудесным образом явлена "Державная икона Божией Матери". Мы знаем, что Святая Русь - Русь молитвенная, небесная является духом "Удерживающим" наш лежащий во зле, безумствующий мир от истребления… И мы никак не можем (даже если бы и захотели) отделить нашу Белую Русь от Святой Руси. Единство Церкви - не административная формальность. Это духовое, мистическое единство, возникшее более тысячи лет назад надежнее и прочнее, чем любые другие связи - экономические, политические и даже этничские. Думается, именно поэтому белорусы и русские стремятся жить вместе, преодолевая все, что Господь ни пошлет…
Мы живем в очень трудном, даже катастрофически трудном мире. Сопротивляться злу мира сего всеми возможными средствами, претерпевать то, что изменить не можем - вот главная наша задача. Впрочем, вы знаете, зло не имеет собственной природы. Как тьма. Тьма - это отсутствие света. "Бог есть Свет и нет в Нем никакой тьмы". Чем ближе мы к Богу, тем светлее и мы, и все вокруг нас.
Идет неумолимо жесткий экзамен: способны ли мы сопротивляться "тайне беззакония". Или, как во многих, и в нас "охладеет любовь"? Тогда ничто не поможет нам принять ложь за истину, зло за добро, иллюзию за реальность. Любовью лишь мир держится…

***

Огромный пяти-купольный храм, что вырастает рядом с красавицей Евфросиньевской церковью - сейчас главное детище нашего настоятеля - и любовь, и радость, и тяжкий крест. Нет, никто не знает, кроме супруги да сына, каких неблагодарных и изнурительных трудов стоит рост этих стен хотя бы еще на один метр.
Недавно вместо урока он повел большую группу взрослых, к которым тут же прибились мальчишки-подростки, внутрь большого храма. От высоты стен дух захватывает. Мощные столбы в небо уходят. Проходим в нижний храм. Осколки кирпича вместе со льдом хрустят под ногами. Огромное подземелье-крипта - напоминает о какой-то глубокой старине. Свет едва проникает через выглядывающие из-под земли оконца. Быть может, это экскурс куда-то в век ХI-ХII? Не так ли выглядело строительство Софии Полоцкой? Лишь кирпич был другой - плимфа плоская. По узкой лестничке внутри двойных стен можно подняться на самый верх, где работают строители. Снизу их фигурки почти не видны.
Заиндевелая на морозе громада храма тает в ранних сумерках. Завтра с утра расчерчивая холодное небо медленно проплывут ажурные стрелы подъемных кранов. Нет, век нынче не давний, а наш. И мы строимся!




Заканчивая работу над этим материалом, вдруг услышала по "Маяку" коротенькую информацию. В Хабаровске, в храме Александра Невского замироточили сразу двенадцать икон. Да так обильно, что батюшки едва успевают блюдца подставлять. И тут же исцелений много совершается… За тысячи километров от нас иконы мироточат, а мы здесь в Минске радуемся. Вот оно единство Православной Церкви, православной земли. А восемь веков назад воин Христов князь Александр сражался на Неве против крестоносцев бок о бок с храбрым Яковом Полочанином. И женат был на княжне полоцкой Александре. А слова святого благоверного князя и ныне мощным эхом звучат в пространстве земли и неба, вдохновляя тех, кто не утратил здравый смысл и живое сердце в безумствующем мире: "Не в силах Бог, а в правде!"

Беседу вела Любовь Громыко.






В начало страницы На главную страницу Написать разработчикам: Ольге Черняк, Матвею Родову

хостинг безвозмездно предоставлен Леонидом Муравьевым